Вопрос-Ответ

Стоит ли ждать роста курса доллара в 2018 году?

18.12.2017

На вопрос отвечает Сергей Алексашенко, старший научный сотрудник Brookings Institute, первый зампред Центробанка в 1995-1998 годах

Рубль следует за нефтью

Оглядываясь назад, очень легко говорить о том, что происходило на протяжении уходящего года на российским валютном рынке в целом и с курсом рубля — в частности. А точнее говоря, не происходило ничего удивительного: будучи отпущенным в свободное плавание, рубль подтвердил свою характеристику «сырьевой» валюты, курс которой определяется главным образом движением цен на нефть.

Стартовавшее с начала 2016 года повышение нефтяных котировок продолжалось до весны года текущего, а после непродолжительного и неглубокого снижения минувшим летом цены на «черное золото» взлетели выше отметки $60 за баррель. В такой ситуации трудно было ожидать от рубля чего-то другого, кроме как той стабильности и устойчивости, которую мы наблюдали, и которая кое-кому показалась удивительной.

Можно, конечно, пытаться мучать себя поисками ответов на вопросы: почему привязка курса рубля к цене на нефть была не такой жесткой, как в 2016-м? И почему в середине года, когда нефть дешевела, рубль продолжал укрепляться? Но, боюсь, здесь можно лишь гадать, и никто не сможет сказать, какой ответ является правильным.

Возможно, основным фактором стала инерция: рост нефтяных цен в 2016 году и в начале 2017 года был настолько сильным, что его положительное влияние на курс рубля продолжало сказываться еще 2-3 месяца и после того, как цены потихоньку пошли вниз. Возможно, это связано с той сезонностью, которая хорошо знакома аналитикам валютного рынка: в феврале-июне на российском рынке наблюдается устойчивое превышение предложения валюты над спросом на нее; и уходящий год не стал исключением.

Иностранцы помогли рублю

А возможно, что свою роль сыграла супержесткая денежная политика Банка России, который посадил финансовый рынок на «сухой паек», последовательно сокращая количество свободных и якобы лишних рублей в экономике, и одновременно поддерживал сверхвысокие процентные ставки, которые тормозили рост спроса на кредиты и экономический рост. С другой стороны, такие ставки делали рублёвые активы, в том числе и облигации государственного займа, более привлекательными как для российских банков, так и для иностранных инвесторов.

Иностранные игроки продолжали верить в устойчивость рубля и последовательно наращивали свои вложения в рублевые активы, в первую очередь, в ОФЗ — государственные долговые бумаги. Вложения нерезидентов в ОФЗ за 2017 год выросли на 44%. И если в начале года иностранцам принадлежало 27% всех российских гособлигаций, то к началу третьего квартала они владели уже 33% всех ОФЗ (более поздних данных Банк России еще не опубликовал). За первые три квартала уходящего года на долю нерезидентов пришлось более 70% прироста общего объема рынка ОФЗ (хороший ответ на вопрос, насколько сильным является действие финансовых санкций на экономику России!), и этот спрос стабилизировал весь российский финансовый рынок.

Но, глядя вперед, нужно хорошо понимать, что действие этого фактора не может быть вечным. С одной стороны, нерезиденты хорошо понимают зависимость рубля от цены на нефть и, как только последние начнут снижаться, потоки денег в Россию пересохнут. Кроме того, привлекательность российских рублевых долгов будет неизбежно снижаться по мере того, как на протяжении ближайших кварталов свою процентную ставку Банк России будет снижать, а ФРС США — повышать. Если на это не наложится снижения нефтяных цен, то отток нерезидентов из российских долговых бумаг будет происходить плавно, и его влияние на курс рубля будет минимальным. Ну, а если наложится…

И здесь я возвращаюсь к тому, с чего начинал свои размышления – к цене на нефть. Именно движение цены «черного золота» будет главным, если не единственным фактором, определяющим динамику курса рубля в течение следующего года (подчеркну: динамику — но не ежедневные колебания). В принципе, на курс рубля могла бы повлиять ситуация с выплатами внешних долгов российскими банками и компаниями, но реальное смягчение давления финансовых санкций заставляет меня согласиться с прогнозом Банка России о том, что период традиционно высоких платежей на стыке конца и начала года российская экономика преодолеет без осложнений: часть долгов будет пролонгирована, а другая — рефинансирована за счет новых заимствований.

Угроза стабильности

Завершая размышления о перспективах курса рубля, нельзя не остановиться на проблеме, которая становится все более очевидной — на общей устойчивости российского платежного баланса. И в прошлом, и в текущем году сальдо текущих операций во втором и третьем кварталах опускалось практически до нуля. В условиях растущих нефтяных цен это говорит о том, что восстановление спроса российской экономики на импортные товары и услуги восстанавливается гораздо быстрее, чем идет восстановление экономики.

С одной стороны, это безусловно хорошо, т.к. является свидетельством растущего спроса экономики (и населения, и бизнеса) на более качественные товары и услуги. Но, с другой, сжатие сальдо текущих операций до нуля традиционно в России являлось предвестником потрясений на валютном рынке. В 2016 и в 2017 сильным противодействующим фактором стало осеннее повышение нефтяных цен, но кто готов даст гарантию, что осенью 2018-го они снова подрастут?

Впрочем, возможно моя тревожность является избыточной. В конце-концов переход к плавающему курсу рубля изменил многое в российской экономике, и почему нужно откидывать гипотезу о том, что она «научилась» жить в условиях околонулевого сальдо текущих операций?

Одним словом, и итоги 2017-го и прогноз на 2018-й, для тех, кого волнует курс рубля, звучат одинаково: следите за ценами на нефть.

19.01.2018
В деталях

Марина Сечина займется духовным возрождением столицы

Её благотворительный фонд будет восстанавливать храмы и поддерживать конный спорт

22.01.2018

Рубль — одна из самых недооценённых валют мира, считают авторы «индекса Биг Мака». Этот гамбургер...

16.01.2018

На вопрос отвечает магистр наук в области финансов университета SOAS Анастасия Стогней

Агрегатор

Проекты