Почему отделение Украинской церкви неизбежно

РПЦ полностью зависима от государства и после распада СССР автокефалия Украины была лишь вопросом времени

Константинопольский патриархат сообщил, что «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии православной церкви на Украине» назначил своих экзархов в Киеве. Это вызвало негодование не только в РПЦ, но и высших чиновников.

Автокефалией называется статус, предполагающий административной независимости церкви

Стремление украинской церкви отделиться от РПЦ потому так сильно занимает наши идеологически-озабоченные элиты, что на ней завязаны сразу два сюжета, на которых зиждется вся мифология Российского государства.

«Русь изначальная»

Первый сюжет — о происхождении Российского государства от древних киевских князей. В свете того, что основная территория современной Европейской России была дальней окраиной владений киевских князей Рюриковичей, странно искать корни нашей современной государственности именно в Киеве, а не, например, в Новгороде. Тем не менее, в XVII—XX вв.еках, это было вполне уместно: во-первых, Украина тогда входила в состав Российской Империи, а во-вторых, Россия была наследственной монархией, и связь разных территорий принадлежностью их управителей к одной династии казалась убедительной.

Пока большевики последовательно отрекались от старого мира, существование Украины со столицей в Киеве никому не мешало, потому что в рамках новой концепций истории значение имел только путь пролетариата к социальному освобождению, а какие князья где правили — казалось неважным. Когда же в конце 30-х годов Сталин взял курс на осторожное возрождение имперской идеологии, его восприятие русской истории базировалось на каноне XIX века, поэтому в 40−50-е годы Киев снова стал «матерью городов русских», а все учебники советской истории выводили российскую государственность из Киева.

После развала СССР в 1991 году Украина оказалась отдельным государством, и в самом центре имперского мировоззренческого канона образовалась изрядная дыра: надо было или найти другой способ излагать историю России, без привязки к Украине, или же делать вид, что ничего не изменилось. К сожалению, был выбран второй вариант. И в каком-то смысле все события 2014−2018 годов — это попытки выпускников советской системы образования привести мир в соответствие со своими архаическими историческими концепциями.

«Москва — Третий Рим»

Второй сюжет, покоящийся в фундаменте мифологии современной России — это миф о сверхважности православной религии не только в истории, но и в настоящем и будущем страны. Не будем обсуждать, сколько на самом деле в России верующих граждан. Важно, что воцерковлены все чиновники и силовики, так что на политику этот фактор оказывается большое влияние, и православие считается, с одной стороны, чуть ли не русской национальной религией — потому что всех остальных мало и они-де все равно «за нас», а с другой стороны -обоснованием притязаний на особый духовный статус в мире в качестве «третьего Рима».

Желание украинцев отделиться от РПЦ, встроенной в политическую структуру современной России, потому и вызывает такое бешенство в Москве, что превращает Россию из «главной православной страны мира» в просто еще одну православную страну, а РПЦ Московского патриархата — из международной и даже имперской структуры, чуть ли не альтернативы Ватикану — в заурядную национальную церковь, все интересы которой за рубежами ограничиваются окормлением живущих там бывших или нынешних её граждан.

Особенно неприятно для живущих в фантазийных мирах «Третьего Рима» то, что в политическую свару Москвы и Киева вмешался давно списанный с политических счетов Второй Рим, то есть Константинополь, в последние века более известный как Стамбул.

Оказывается, Вселенский патриарх, заседающий в юридической столице мирового православия, может не только иметь противоположное мнение по поводу Украины, но и дать украинцам автокефалию даже вопреки протестам из Москвы. Осознание этого разрушает фантазии о мировом значении русского православия и вызывает истерику.

Альтернативная история православия

Константинопольский «Вселенский Патриархат» — ничуть не меньшее политическое и историческое недоразумение, чем Московский патриархат. Точно так же, как современная Русская церковь была создана практически с нуля теми самыми людьми, которые сначала ее уничтожили, Вселенский Патриархат был воссоздан турками после завоевания ими Константинополя. Так что в смысле организационной преемственности нынешняя стамбульская церковь моложе своей мифологии примерно на 1000 лет.

Аналогия между турецкими султанами и советской властью тем более оправдана, что обе силы решали одинаковые задачи: уничтожив старую верхушку Ромейской и Российских империй соответственно, новые власти посчитали правильным контролировать оставшееся верным своей религии население, создав для него идеологическое гетто. Турецкие султаны сселили уцелевших после резни греков подальше от центра Константинополя, в районе Фанарион (по-турецки- Фанар), отобрав все центральные соборы и выделив в качестве кафедрального собора церковь св.Георгия. И примерно по тому же принципу советская власть оставила православным Елоховский собор и Сергиев Посад (Загорск по-советски).

Нельзя не напомнить, что турецкие султаны довольно долго считали себя законными наследниками византийских императоров и именовали себя их титулатурой в переписке с европейскими монархами. Здесь тоже можно видеть аналогии с тем, как советская власть и наследовавшая ей современная российская объявили себя наследниками Российской Империи, а созданную в 1943 году Сталиным и Берией РПЦ Московского патриархата — прямой наследницей и послереволюционных структур патриарха Тихона, и синодальной церкви времен Империи, и патриаршей церкви московских царей, и даже церкви времен князя Владимира.

Церковь в современном мире

В современном мире роль и место той или иной религиозной организации в обществе определяют власти. Единственное исключение — Римско-католическая церковь, но равняться на нее РПЦ довольно странно: во-первых, католики всего мира изначально были единой организацией с центром в Риме, во-вторых, руководство католической церкви добилось для себя экстерриториального статуса в виде государства Ватикан. Тем не менее, даже у католиков есть проблемы с деятельностью во многих странах, считающих своим правом не допускать римскую церковь на свою территорию.

Так обстоят дела в исламских государствах и Китайской Народной Республике, не признающей ватиканскую иерархию и создавшей свою национальную католическую церковь.

Русская церковь политизирована, финансово, организационно и даже кадрово зависима от власти. Поэтому она была обречена потерять влияние на Украине с самого распада Российской Империи, и уж тем более, крушения СССР. Этот конфликт тлел давно, но с обострением российско-украинских отношений шанс на сохранение общей для двух стран православной церкви исчез окончательно. С этим пора смириться.

Стремление руководства Украины и значительной части тамошнего общества и духовенства обзавести собственной, национальной и совершенно отдельной от Москвы церкви — неизбежное следствие многолетнего процесса выделения Украины в отдельное государство. По сути, единая с Россией православная церковь — это последняя нить, связывающая Украину с бывшей метрополией и желание ее, наконец, разорвать хоть и неприятно для многих в нашей стране, но вполне объяснимо: едва ли руководство России и патриотическая общественность смирилось бы с ситуацией, когда руководство конфессии, официально провозглашаемой самой главной, находилось бы в Киеве, Стамбуле или Вашингтоне. Почему же тогда Украина, рвущая политические связи с Москвой, должна сохранить зависимость по церковной линии?

Хочется надеяться, что ситуация с вытеснением РПЦ из Украины заставит задуматься иерархов Русской церкви и стоящих за ними чиновников о том, стоит ли строить политику в XXI веке, опираясь на мифы века XVII-го. Но шансов на это практически нет: к фундаментальному переосмыслению идеологии российская государственность не готова.





Агрегатор

Проекты