Почему 35-е место России в Doing Business ничего не изменило? — Открытые Медиа

Почему 35-е место России в Doing Business ничего не изменило?

Россия в международном рейтинге Doing Business за год поднялась сразу на пять позиций: с 40 на 35-е место. Но едва ли бизнесмены почувствовали улучшения на себе.

На вопрос отвечает Валерия Позычанюк, корреспондент журнала РБК.

Жить стало проще?

Рейтинг Doing Business, в котором Россия заняла рекордное для себя 35-е место, — это ежегодное исследование Всемирного банка, определяющее, насколько легко в стране живется частному бизнесу. Оно охватывает 189 стран и учитывает 11 индикаторов: например, насколько просто в стране открыть свою компанию, получить кредит, как в ней устроена налоговая система и как легко предпринимателю вывести свой продукт на международные рынки.

35-е место в подобном международном рейтинге действительно выглядит хорошим результатом. Так, если опираться на итоги исследования Всемирного Банка, Россия занимает первое место по простоте ведения бизнеса среди всех стран БРИКС. Своего ближайшего конкурента — Китай — она обошла на 43 позиции, ЮАР — на 47, Индию — на 65, а Бразилию — на все 90.

Такое внимание к результатам исследования Всемирного банка не случайно. Дело в том, что улучшение позиций в Doing Business — задача, поставленная в России на самом высшем уровне. Еще в 2012 году Владимир Путин подписал указ о принятии мер, необходимых для улучшения позиции России в этом рейтинге на 100 пунктов к 2018 году: со 120-й позиции до 20-й. За год после этого майского указа России удалось «отвоевать» 8 строчек в рейтинге, затем — еще сначала 20, а затем и 30 строчек. А в 2016 году страна заняла 40-е место. В итоге, к 2017 году Россия поднялась в сумме на 85 позиций, выйдя по совокупности баллов практически на один уровень с Японией (34-е место), Швейцарией (33-е место) и Нидерландами (32-е место).

Не всегда в первой сотне

Действительно ли такой стремительный подъем — повод говорить о действительном решении большинства проблем, мешающих развиваться российскому частному бизнесу, не ясно. Так, если посмотреть на результаты России в других международных исследованиях, описывающих положение дел в сферах, прямо или косвенно влияющих на простоту ведения бизнеса, ситуация перестает выглядеть такой позитивной. Далеко не во всех из них Россия занимает такие высокие позиции.

Например, в индексе восприятия коррупции, составляемом Transparency International — неправительственной международной организацией, исследующей уровень коррупции по всему миру — Россия заняла 131 место из 176, набрав то же число баллов, что и Иран, Казахстан, Непал и Украина. Наша страна выполнила только два взятых на себя в 2016 году на Лондонском антикоррупционном саммите обязательства: ввела единый международный стандарт по обмену налоговой информацией и приняла «хартию открытых данных», говорится в докладе организации. Еще над 13 обязательствами в России работают или собираются когда-нибудь начать работу, а от одного пункта отказались совсем. Непосильной задачей для России оказалось обеспечить прозрачность бенефициарных собственников всех компаний, участвующих в госконтрактах.

В другом индексе — экономической свободы (Economic Freedom) — который каждый год рассчитывают американская деловая газета The Wall Street Journal и исследовательский центр Heritage Foundation — Россия в 2017 году заняла лишь 114-е место, попав в категорию ‘mostly unfree' — стран с преимущественно несвободной экономикой. В этом рейтинге Россия расположилась между Мадагаскаром и Нигерией и немного отстала от Китая, занявшего 111-ю строчку. Всего рейтинг охватывает 180 стран. Он учитывает, насколько свободны в стране бизнес и торговля, защищены ли права собственности, как сильно на бизнес влияет коррупция, и еще шесть показателей.

Чуть лучший результат нашей стране удалось показать в 2016 году рейтинге лучших стран для ведения бизнеса, составляемом американским Forbes. Россия стала 79-й из 139 попавших в рейтинг стран. Здесь составители так же, как в Doing Business, учитывали 11 индикаторов, но других: права собственности, инновации, налоги, технологии, коррупцию, свободу (личная, финансовая и свобода торговли), уровень бюрократии, защиту инвесторов и состояние фондовых рынков. На 80-м месте Россиия оказалась и в рейтингестран, открытых для бизнеса, составленном медиакомпанией U. S. News & World Report.

Высокое 38-е место Россия заняла в рейтинге конкурентоспособности стран, составляемом Всемирным экономический форумом. ВЭФ составляют рейтинг на основе 12 показателей. И только по восьми из них Россия находится в первой половине списка стран. В целом же, по мнению аналитиков ВЭФ, экономика страны по-прежнему в значительной степени зависит от экспорта полезных ископаемых, что оставляет перспективы развития неопределенными. Кроме того, по некоторым показателям, учитываемым в рейтинге, страна занимает значительно более низкие позиции: например, по развитости финансового рынка она занимает только 107-ю строчку среди 137 стран, по защищенности прав собственности — 106-ю, а по степени независимости судов — 90-ю. Кроме того, коррупция и налоговая нагрузка на бизнес остаются одними из главных проблем для ведения бизнеса в стране, считают эксперты ВЭФ.

Точечные меры

Чем объясняется такая разница в результатах разных рейтингов для одной страны? Например тем, что рейтинги часто учитывают не все имеющие большое значение в практической работе бизнеса показатели. Так, в рейтинге Doing Business не учитывается уровень коррупции, при том что по результатам других исследований Россия в этом показателе довольно заметно отстает от лидеров. Следовательно, он мог бы довольно сильно повлиять на положение страны в итоговом списке участников.

Кроме того, подобные исследования часто составляются достаточно формально, и для того, чтобы набирать очки, бывает достаточно применять точечные меры в каких-то конкретных областях, которые существенно не влияют на экономическую ситуацию в целом. Например, заметный прогресс России в рейтинге Doing Business отражает стремление правительства страны взять его за основу мер по улучшению экономической ситуации, пишет Financial Times. Однако именно в этом и кроется слабость исследования, признают и сами его авторы — эксперты Всемирного банка. Несмотря на принятые с 2012 года меры, иностранным инвесторам все еще сложно работать в России из-за так и не реализованной полноценной экономической реформы, негативного влияния госкомпаний на экономику и многоуровневой бюрократии, пишет FT.

Подобные рейтинги — совершенно технический способ ранжирования стран, где в фокусе оказываются достаточно случайные коэффициенты, соглашается и финансист, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги Андрей Мовчан. «Тот же Doing Business ориентируется на формальные бюрократические критерии. И если смотреть на ситуацию с этой стороны, то Россия за последние 15 лет действительно сделала большой шаг вперед. Много мер было реализовано для упрощения коммуникаций „бизнес-бизнес“ и „бизнес-государство“», — считает эксперт.

Но основная проблема кроется отнюдь не в формальных коммуникациях, продолжает Мовчан. Она, с одной стороны, в необязательности законов и для власти, и для общества, с другой — в чудовищном ими злоупотребление, уверен он. «Судить о том, насколько просто людям строить в бизнес, нужно не по Doing Business, а по объемам этого самого бизнеса. Если посмотреть на количество частных компаний и предпринимателей, объемы их прибыли, концентрацию и диверсификацию частного бизнеса, то мы увидим, что за 15 лет всего этого стало меньше, — утверждает экономист. — И происходит это не из-за того, что выросла бумажная волокита, а потому, что уровень рисков в сфере предпринимательства стал сильно выше. И мы можем гордиться — и вполне заслуженно — укрепляем позиции в рейтинге Doing Business, но стоит помнить, что решенные задачи — далеко не главный компонент проблемы».

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления