Журналист пожаловался в СК на избиение при аттестации для работы в горячих точках — Открытые Медиа

Журналист пожаловался в СК на избиение при аттестации для работы в горячих точках

Демонстрационный захват заложников на курсах «Бастион». Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Редактор РИА «Новости» требует возбудить уголовное дело из-за травм, полученных при инсценировке захвата заложников

Морские пехотинцы в сентябре жестоко избили группу журналистов в Крыму на курсах по подготовке к работе в горячих точках, рассказал «Открытым медиа» проходивший там обучение редактор агентства РИА «Новости» (МИА «Россия сегодня») Святослав Павлов. Эти курсы обязательны для журналистов, желающих получить аккредитацию у российских силовиков.

Павлов 1 октября подал заявление в Главное военное следственное управление Следственного комитета России о превышении должностных полномочий лицами, причинившими ему моральные и физические страдания на курсах экстремальной журналистики «Бастион». Курсы проводились в сентябре 2019 года на территории военной части 13 140, где базируется 810-я гвардейская бригада морской пехоты Черноморского флота ВМФ РФ в Севастополе.

Союз журналистов Москвы, возглавляемый главредом «МК» Павлом Гусевым, и Национальный антитеррористический комитет проводят курсы экстремальной журналистики «Бастион» уже 13 лет. Российские силовики требуют сертификат «Бастиона» при аккредитации сотрудников СМИ для работы в горячих точках. Курсы проводятся по всей России: на территории Юргинского гарнизона 74-й Отдельной мотострелковой бригады в Кемеровской области, в поселке Каменка Ленинградской области и т. д. На «Бастионе» журналистов «вооружат знаниями и навыками, которые помогут им сохранить жизнь и здоровье, а также адекватно действовать в экстремальных, особых ситуациях», занятия пройдут в полевых условиях на специализированном полигоне с моделированием реальных кризисных ситуаций, с применением боевой техники, — обещал анонс курсов 2019 года в Крыму.

Как журналистов готовили к работе в «горячих точках»

Павлов рассказал «Открытым медиа», что его и еще примерно тридцать журналистов из федеральных и региональных СМИ избили морские пехотинцы при демонстрационном захвате в заложники на курсах «Бастион».

«Они неожиданно ворвались и уложили всех лицом в пол, нам до этого и намекали, что „захват“ может быть внезапным. Я сидел около окна и выпрыгнул из него, но там поджидал другой морпех, который догнал меня, повалил на землю, а потом потащил обратно в помещение, сопровождая свои действия матом, ударами и оскорблениями. На этом издевательства не закончились. Всем участникам „Бастиона“ надели на голову холщовые мешки, которыми периодически душили. Затем нас погрузили в автобусы и повезли на полигон. В автобусе удары и издевательства продолжались», — вспоминает Павлов.

Травмы от постановочного мероприятия оказались вполне реальными. В Москве врачи констатировали у Павлова закрытую черепно-мозговую травму, множественные ссадины лица, туловища, конечностей, ушиб мягких тканей грудной клетки и коленных суставов, также подозрение на сотрясение мозга. Заключение медиков есть в распоряжении «Открытых медиа».

Фрагмент заключения врачей о состоянии Святослава Павлова после курсов экстремальной журналистики
Инсценировка нападения террористов случилась на лекции председателя Союза писателей Николая Иванова, который рассказывал, как попал в плен к сепаратистам в Чечне в 1996 году. Все время, пока изображавшие террористов морпехи избивали журналистов, Иванов, а также еще один преподаватель курсов, полковник Алексей Захаров, даже не пытались вмешаться, возмущается Павлов.

При этом журналист считает, что еще легко отделался: «После захвата нас заставляли ползать по камням, били и издевались. Я начал задыхаться в мешке и терять сознание. [Тогда] мне сказали, что я убит, а остальных мучили еще где-то полчаса. В завершение учений всех бросили в одно место и поливали сверху бараньей кровью».

Как утверждает Павлов, досталось не только ему: «Одной из участниц порвали ухо, зацепив сережку, у другой девушки случилась истерика — её увезли в больницу, у одного из коллег отбиты почки, другому, возможно, сломали ребро».

Тем не менее Павлову и его коллегам в медицинской помощи военные отказали под предлогом того, что «их били профессионалы», которые не могли нанести серьезных травм. Лишь спустя полдня после того, как журналист связался с руководством РИА «Новости» в Москве, военные с неохотой разрешили врачу осмотреть пострадавших. «Это было сделано как одолжение, со снисходительным видом», — утверждает Павлов со ссылкой на очевидцев. Сам он вместе с еще одним журналистом к этому времени уже уехал из военчасти, досрочно покинув курсы.

Рассказ Павлова подтверждает вышедший в эфир 22 сентября телесюжет о «Бастионе» корреспондента «Вести.Севастополь», также проходившего обучение на курсах. На видео есть и ползущие в пыли журналисты, орущие и пинающие их «террористы», и лужи «крови». «В эфир попали самые „вегетарианские“ кадры, без особой жести», — комментирует Павлов.

По словам Павлова, курсы проходили так: журналистов поселили в казарме военной части (хотя сайт СЖМ обещал, что участники «Бастиона» будут жить в комфортабельных номерах) и заставляли ходить по военчасти строем. Покидать территорию было запрещено. На лекциях участникам объясняли, что такое Национальный антитеррористический комитет, ФСБ и другие силовые ведомства, чем они занимаются, рассказывает Павлов. При этом, добавляет он, все лекторы подчеркивали, что во время чрезвычайных происшествий репортеры обязаны согласовывать всё, что собираются публиковать или давать в эфир, с силовиками. Эпизоды с нападениями военных на слушателей курсов случались по меньшей мере дважды, утверждает журналист: один раз, когда участники попали под условный обстрел 18 сентября, и второй — когда их условно захватили в заложники 19 сентября.

Никто заранее не предупреждал о форме и содержании курсов, равно как и не брал информированного согласия или бумаги об отсутствии претензий, утверждает пострадавший журналист. На все претензии преподаватель курсов, полковник Алексей Захаров отвечал, что «настоящие террористы будут вести себя еще жестче», а также пытался убедить журналиста, что он «излишне остро воспринял произошедшее», рассказал «Открытым медиа» Павлов.

Он вспоминает, что от досрочного возвращения в Москву его отговаривал майор, признававший, что «ребята немного пережестили», и обещавший, что «такого больше не повторится, и вас никто не тронет».

«Не понимаю, почему во время учений нужно наносить людям настоящие травмы, как физические, так и моральные. Как это относится к реальной работе в горячих точках? Весной этого года я полтора месяца успешно отработал в пуле Минобороны в Сирии и вернулся оттуда живым и здоровым. После же этих БДСМ-курсов я уже неделю хожу из клиники в клинику, у меня постоянно болит голова и хочется спать. Курсы „Бастион“ реально опасны для здоровья журналистов, это необходимо отчетливо понимать редакциям перед отправкой туда своих сотрудников», — заключает журналист РИА «Новости».

Как стало известно «Открытым медиа», в этом году «Бастион» после избиения покинули как минимум три человека. Многие остались потому, что регулярно работают в «горячих точках» и для дальнейшей работы им необходим сертификат «Бастиона».

Что говорят организаторы «Бастиона»

Организаторы «Бастиона» в лице СЖМ (на сайте курсам посвящен целый раздел) и силовых ведомств, например НАК, преподносят все, что случилось на сентябрьских курсах в Крыму, как увлекательное приключение.

«Самым сложным, но вместе с тем захватывающим испытанием стал итоговый зачет о поведении граждан, захваченных в заложники. Журналисты на себе испытали весь драматизм подобной ситуации и стали лучше понимать, в чем заключаются профессиональные задачи журналистов при освещении террористических актов», — отмечено на сайте НАК.

Связаться с представителями СЖМ и преподавателями курсов 1 октября «Открытым медиа» не удалось.

В будущем слушателей у курсов «Бастион» должно прибавиться. Согласно поправкам к закону о СМИ, вступившим в силу 1 сентября, редакции обязаны обучать журналистов мерам безопасности перед отправкой на редакционное задание в горячую точку. Закон также обязывает редакции получать письменное согласие сотрудника на выполнение поручения в особых условиях, а также выплачивать единовременную компенсацию при причинении вреда здоровью или гибели сотрудника. Законопроект был внесен депутатами от «Единой России» и ЛДПР еще в 2014 году, однако его рассмотрение было ускорено после убийства в 2018 году в Центральноафриканской Республике трех российских журналистов: Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева.

Курсы «Бастион» проходят при финансовой поддержке Роспечати (Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям), при участии Министерства обороны, МИД РФ, ФСБ, НАК, Росгвардии, МВД и МЧС России. По данным Союза журналистов, с 2006 года обучение прошли более 700 работников СМИ и сотрудников пресс-служб госструктур.

Если вы также участвовали в программе «Бастион» в этом году и раньше и пострадали во время обучения, но по какой-то причине не могли раньше рассказать свою историю, свяжитесь с нами по почте hello@openmedia.io


Кто экстремально учит журналистов

Постоянный преподаватель курсов «Бастион», полковник Алексей Захаров называет себя военным психологом. Он известен по своим выступлениям в газете «Завтра», на сайте «Изборского клуба» и других СМИ на тему технологий информационной войны с Россией, госпереворота на Украине, непризнанных республик в Донбассе и т. д.

Один из руководителей курсов «Бастион», военный журналист Николай Иванов с 2018 года возглавляет Союз писателей России. Он служил в ВДВ, воевал в Афганистане, с 1985 года был корреспондентом журнала «Советский воин», затем его главным редактором (после распада СССР журнал переименовали в «Честь имею»). В октябре 1993 года был уволен из Вооруженных сил после отказа публиковать материалы в поддержку обстрела Белого дома, после чего перешел на службу в Налоговую полицию. Во время командировки в Чечню в июне 1996 года был захвачен в плен боевиками, освобожден через 4 месяца в результате спецоперации. Об этом периоде жизни он написал повесть «Вход в плен бесплатный». После расформирования налоговой полиции в 2002 году Иванов уволился из органов, работал в журналах Росавтодора и Доринвеста. Проводит «Бастион» больше 10 лет.

Кирилл Седов, Юрий Привин

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления