Зачем Путин собирает зарубежных экспертов и не делится с ними своими планами? — Открытые Медиа

Зачем Путин собирает зарубежных экспертов и не делится с ними своими планами?

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Валдайский клуб стал похож на театр одного актёра, излагающего краткий курс своей версии российской и мировой истории

Валдай в Сочи

Президент России выступил на пленарной сессии XVI заседания международного дискуссионного клуба «Валдай». Такое случается каждый год, и каждый год его выступление запоминается благодаря как минимум одному яркому афоризму. В 2018-м и российские, и мировые СМИ долго обсуждали фрагмент речи Владимира Путина, многих заставивший вздрогнуть. Рассуждая о перспективах третьей (и последней) мировой войны, он сказал тогда: «Мы, жертвы агрессии, как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют». Кстати, в этом году речь о близости рая зашла снова, но цитировать охотнее, видимо, будут слова российского лидера об Украине. Или, возможно, о Сталине.

А чтобы понять, зачем вообще Путин ежегодно выкраивает в своем (вообще-то, довольно напряжённом) графике день, чтобы попасть на очередное заседание форума, нужно вспомнить, что это теперь такое — международный клуб «Валдай». Клуб был учрежден в 2004-м, и первый раз эксперты собрались возле озера Валдай, отсюда и название. Потом места проведения менялись, а в последние годы традицией стало собираться в Сочи. Вернее — в прекрасном отеле в горах неподалеку от Роза-Хутора. «Заседание валдайского клуба в Сочи» — звучит, конечно, немного диковато, но бренд есть бренд.

Мероприятие давно уже проходит по одной и той же схеме: на форум собирается внушительное количество экспертов: экономистов, политологов, социологов, юристов со всего мира, включая очень и очень известных. Плюс некоторое количество политиков — но тут всё немного по-другому: политики либо отставные, либо из стран заведомо дружественных, либо же из стран немного экзотических (впрочем, одно другому не мешает). В этом году приехали, например, король Иордании, а также президенты Казахстана, Азербайджана и Филиппин.

У форумов всегда есть главная тема (на этот раз — «Заря Востока и мировое политическое устройство»), слушаются доклады, проходят дискуссии. У экспертов и журналистов есть шанс встретиться с представителями администрации президента и МИД РФ. Но все знают, что главное событие — явление экспертному народу российского лидера.

Шоу для экспертов

Путин — человек, от которого в мировой политике зависит многое. Посмотреть на него живьём, тем более поговорить напрямую, специалистам, которые мировую политику изучают, разумеется, интересно. Плюс красоты Кавказа и прекрасная кухня — от приглашений на Валдайский форум отказываются редко.

При этом Путин говорит на Валдае достаточно откровенно. Ну, или, по крайней мере, старается показать, что говорит откровенно. Позволяет себе опасные шутки и резкие фразы (вроде упомянутого выше рассуждения про рай). В этом году, например, Путин, отвечая на вопрос о проблемах во Франции, дал ценный совет президенту Макрону: «Кто президент Франции — я или Макрон? Пусть он наведёт порядок. Если ему кто-то мешает из подчинённых — поставь на место! Или поменяй». И рукой по подлокотнику кресла хлопнул.

А в ходе диалога с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым довольно скользко пошутил. Рассуждая о роли ядерного оружия в современном мире, Токаев сказал: «Иногда лучше не иметь ядерное оружие, но зато привлекать больше инвестиций в свою экономику, поддерживать и развивать хорошие отношения мира, что делает Казахстан на практике». «Саддам Хусейн тоже так думал», — парировал Путин. Любителя мультфильмов о лучших в мире ядерных ракетах реплика казахского коллеги, похоже, покоробила.

Путин творит свой собственный миф, предлагает собственное видение недавней истории, привычно попинывая «проклятые девяностые»: «Россия подошла к очень опасной тогда черте, за которой могло произойти самое худшее для любого народа, для любой нации и страны — развал и распад государства. Угроза эта висела в воздухе, и в большинстве своём люди ее чувствовали. Мы тогда могли, конечно же, это было абсолютно реально, погрузиться в бездну крупномасштабной гражданской войны, утратить государственные единство и суверенитет и оказаться на периферии мировой политики. И только благодаря исключительному патриотизму, мужеству, редкому терпению и трудолюбию русского народа и других народов России наша страна была отодвинута от этой опасной черты».

Понятно, о чем он. Понятно, что все эти громкие слова — «патриотизм», «мужество», «редкое терпение» и т. д. — можно заменить одним коротким — «Путин». Это он явился и спас родину, вот только скромность мешает сказать об этом прямо. Эксперты не спорят, кивают, да им ведь, в конце концов, всё равно, а впереди — роскошный ужин.

Собственную историю создает, а вот тех, кто рвётся нашу великую историю переписывать, клеймит: «Я не хочу сейчас давать характеристику сталинскому режиму. Вы знаете, все мы знаем, что связано с репрессиями, с лагерями, с потерями среди наших людей, наших граждан в ходе этих репрессий. Это черная страница в истории нашей страны. Но сказать, что Сталин развязал войну — это верх цинизма». В 2009-м, правда, он же называл пакт Молотова-Риббентропа аморальным, но время-то идет, и прошлое меняется под давлением настоящего.

Вот уже несколько лет подряд выступления Путина на Валдае — это своеобразный «краткий курс», основные тезисы российской пропаганды для тех, кто не смотрит наш телевизор. Причем в версии «лайт». То же и в этом году: Сирия — модель «разрешения региональных кризисов», Россия — миролюбивая страна, ко всем готовая отнестись как к равноправным партнёрам, Украине нужно мирное урегулирование, а Китай — наш лучший друг.

Все гладко, все обтекаемо, иногда даже не без привкуса либерализма: так, Путин пожурил российские телеканалы за то, что те намеренно выставляют украинцев и Украину «в невыгодном свете». Надо думать, за это теперь накажут телеканал «Дождь». Или лично Юрия Дудя.

Театр одного актера

Уникальная для Путина ситуация: он говорит с миром. На сцене, конечно, проверенные друзья, но в зале помимо прочих — эксперты из стран-членов агрессивного блока НАТО. Но разговор спокойный, обидных и острых вопросов никто не задаст (журналистов, кстати, на заседания клуба вообще не пускают; аккредитованные сотрудники российских и зарубежных СМИ скитаются по холлам отеля, смотрят телетрансляции дискуссий, потребляют кофе и булочки, любуются видами Кавказа да отлавливают гостей в кулуарах для коротких интервью).

В прежние годы, впрочем, были и острые, интересные вопросы от экспертов (особенно о планах Путина на переизбрание или видах на преемника), и журналисты в зале — хотя бы на открытой части мероприятия. Но после 2014 года для хозяина шоу были созданы максимально комфортные условия.

Нет никаких проблем, нет изоляции, нет напряжения. Мир слушает Путина. Мир к нему благожелательно настроен. Случается, эксперты, выйдя из зала, отпускают колкости так, чтобы журналисты их услышали, но ведь это все потом.

Валдай стал своего рода крепостным театром наоборот: на сцене барин, ради которого свезли сюда со всего мира зрителей. Зрители, впрочем, не особо противятся: прекрасные каникулы, горы, отличная кухня и редкий шанс посмотреть на Путина вблизи.

Он отпускает свои шутки, гладко излагает азы официальной российской идеологии и, по большому счёту, разговаривает только сам с собой. Сам себя убеждает, что ничего не изменилось, что он по-прежнему один из лидеров мира, и что прочие слушают его не только потому, что у него есть новейшие ракеты, которых так не хватило в свое время Саддаму Хусейну.

Дороговато, правда, выходит: гости, разумеется, гуляют за счёт организаторов. Но раз-то в год можно себе позволить маленькое развлечение.

Случаются, впрочем, и на Валдае небольшие сбои. В этот раз президент Филиппин Родриго Дутерте задремал во время выступления Путина. Но, если подумать, такие милые казусы только придают очарования горному пикничку.

А завтра — снова за работу, ссориться с миром, не таким уж, на самом деле, и дружественным, давить остатки свобод на родине, и думать нервно, что там будет после 2024-го.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления