Почему храмов все больше, а доверия к церкви — все меньше — Открытые Медиа

Почему храмов все больше, а доверия к церкви — все меньше

ФОТО-ТАСС

Патриарх отчитался: РПЦ строит 3 храма в сутки. Но в рейтинге доверия она за 5 лет опустилась, и теперь ниже армии и ФСБ

Патриарх Кирилл на днях сообщил городу и миру, что РПЦ строит по три храма в сутки. Однако это, скорее, экстенсивное развитие, чем качественный рост. Согласно последним исследованиям, храмы, как и прежде, регулярно посещает только незначительное меньшинство православных (около 17%).

Дань традиции вместо веры

Христианское возрождение России, о котором так долго говорила почвенническая интеллигенция, не состоялось, вернее, оказалось чисто формальным. Большинство россиян называют себя православными (63%), но при этом очень далеки от настоящей религиозности. Для них религия, скорее, часть национальных традиций, чем личная горячая вера. Больше половины признают, что практически никогда не причащаются (54%), полностью или частично постятся на великий пост только 13%.

90% православных признают, что они не принимают участия в деятельности Церкви, 60% не относят себя к религиозным людям.

Но это еще цветочки, только около 40% православных уверены в существовании Бога, а около 30% вообще полагают, что Бога нет.

Россияне уже привыкли к скандалам с участием священнослужителей. Регулярно появляются новости примерно такого содержания: «пьяный священник сбил пешехода, ударил ножом коллегу, попался на педофилии и т. п.». Несмотря на все это, отношение к РПЦ в обществе остается в целом положительным. Исследования из года в год дают примерно одинаковый результат: ей доверяют около половины, а в той или иной степени отказывают в доверии чуть более трети респондентов.

Тем не менее церковь теряет позиции в этом рейтинге. С 2013 года она ушла со второго на четвертое место по уровню доверия после президента, армии и ФСБ, пропустив вперед быстро набирающие популярность силовые структуры.

Россияне не очень высоко оценивают степень влияния церкви на жизнь в стране. В этом рейтинге впереди также президент и силовики, потом различные государственные структуры, олигархи, СМИ и только вслед за директорами крупных предприятий на скромном 15 месте — РПЦ.

К первому лицу РПЦ российское общество относится тоже без большого пиетета. Патриарх Кирилл — моральный авторитет только для 1% россиян. Столько же респондентов назвали, к примеру, Кадырова и Познера; для сравнения Путина назвали 36%, Шойгу и Лаврова — 6%.

В чем РПЦ успешна

В России, как и в прошлом, царь и его опричники (силовики) влиятельнее и авторитетнее церкви. РПЦ не смогла или не захотела после краха СССР, когда получила большой кредит доверия населения, стать независимой общественной силой. Вместо этого она пытается укрепить свои позиции в государственных институтах, активно проникает в школу, армию, госСМИ. Все это не очень нравится россиянам. Больше двух третей из них считает, что церковь не должна оказывать влияние на принятие государственных решений. Только менее одной пятой респондентов хотели бы, чтобы ее влияние на политику государства усилилось.

Есть одна область, где церковь очень и очень успешна. Это коммерция. Известный исследователь Николай Митрохин отмечает: «С экономической точки зрения РПЦ представляет собой гигантскую корпорацию, объединяющую под единым названием десятки тысяч самостоятельных или полусамостоятельных агентов. Ими являются каждый приход, монастырь, священник».
Как пишет РБК, «РПЦ получала доход от инвестиций в импорт иномарок, строительство, ресторанный и гостиничный бизнес, в оптовую и розничную торговлю, сельское хозяйство и производство продуктов питания, а также банковский сектор».

РПЦ принадлежит, по сути, самая большая торговая сеть в России. У крупнейшего продуктового ритейлера под брендом «Пятерочка» — 14 000 торговых точек, а у РПЦ — фактически около 47 000. Рентабельность торговли, например, свечками фантастическая, по некоторым экспертным оценкам до 1500%. Кроме всего этого, РПЦ получает многомиллиардную помощь из бюджета, от корпораций и частных лиц. Патриарху Кириллу строят под Петербургом за государственный счет очередную мегарезиденцию.

Россияне к этому относятся спокойно, но только до тех пор, пока церковники не задевают их интересы, не пытаются занять общественные пространства, уничтожить зеленые зоны, забрать музеи и обсерватории. В таких случаях начинается конфликт, как в истории с Исаакиевским собором или сквером в центре Екатеринбурге.

В Екатеринбурге общество, несмотря на все усилия околоправославной общественности, включая поп-звезд, сорвало планы РПЦ. Причем, судя по результатам опроса, люди выступили не вообще против строительства храма, антиклерикальные идеи в стране не очень популярны, а против его возведения на месте сквера. Это вполне вписывается в общее отношение большинства жителей России к религии: в целом положительное, но где-то на периферии сознания (она не играет важной роли в жизни почти двух третей опрошенных). Для среднестатистического россиянина: храм — это, конечно, хорошо, но сквер для города — лучше.

Новая религия

Власть, видя, что церковь недостаточно влиятельна в обществе, обращается к другим инструментам идеологического контроля над ним. В последнее время она делает ставку на активное продвижение патриотической квазирелигиозной идеологии, главный элемент которой — «культ Победы». Этот культ едва ли не популярней православия, а в его обрядах участвует больше россиян, чем в церковных. Например, на Шествие бессмертного полка в этом году собиралась пойти треть россиян, а ко всенощной на Пасху — обычно не более 5% даже среди православных. 9 мая для большинства жителей России (71%) стало самым важным праздником. Он далеко впереди в этом рейтинге православных Пасхи (31%) и Рождества (25%). Причем его популярность быстро растет (за 12 лет на 30%), а основных христианских праздников — практически не меняется. По всей видимости, это результат массированного продвижения государством, особенно в последние годы, «культа Победы».

Власти пытаются «скрестить» его с казенным православием, создав своеобразную синкретическую государственную религию, включающую, помимо православных традиций, целую систему языческих, по сути, культов: погибших на войне предков, исторических и современных военных побед, племенных вождей (Сталин, Путин и т. д.), возвращения «сакрального Крыма», фетишистского поклонения оружию (см. историю всероссийских гастролей танков Т-34 и трофеев, захваченных в Сирии). Пример такого скрещивания — строительство «Главного Храма Вооруженных Сил» в парке «Патриот».

Основные религиозные символы путинской России — не христианский крест и икона, а неоязыческие Шествия с изображениями предков-воинов и «сакральные» георгиевские ленточки, символизирующие военные победы. Роль РПЦ даже в сфере идеологического обслуживания власти становится вторичной. На Рождество храмы посещает менее 2% населения, на Пасху — менее 3,5%. Вот и все «православное воинство» РПЦ. Остается бизнес, ничего личного.

Игорь Эйдман, социолог

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления