На акции «Вернем себе право на выборы» в Москве задержаны 1001 человек. Как это было — Открытые Медиа

На акции «Вернем себе право на выборы» в Москве задержаны 1001 человек. Как это было

Виктор Кручинин/ТАСС

3 августа корреспонденты «Открытых медиа» вместе с толпой прошли по Бульварному кольцу, побывали на Пушкинской и Арбатской площадях

Выборы в Мосгордуму, которые проходят раз в пять лет, должны состояться 8 сентября 2019 года — в единый день голосования, когда будут избраны депутаты разных уровней и губернаторы еще в двух десятках регионов.

Как объявил Мосгоризбирком (МГИК) 3 августа, 426 человек захотели стать депутатами московской Думы — столько заявлений было подано в избирательные комиссии. В итоге зарегистрированы 233 кандидата, в том числе 62 самовыдвиженца и 171 — от политических партий (от 3-х парламентских партий в выборах примут участие 130 человек, включая 44 от КПРФ, 45 от ЛДПР и 41 от «Справедливой России»). В регистрации отказано 57 кандидатам, кандидаты подали в МГИК 47 жалоб.

Сейчас в городской думе работают 45 депутатов. «Эти выборы — точка, после которой институт выборов в России вообще перестанет существовать. Этот кризис — рукотворный. Регистрировать они никаких оппозиционных политиков не хотят. Все привыкли, что Мосгордума — филиал мэрии, где сидят только одобренные мэрией депутаты и принимают нужные правительству решения. Плату за капитальный ремонт, реновацию, массовые отравления в детских садах, платные парковки — ни по одному из этих вопросов не было дискуссии внутри городского парламента», — объяснила в интервью «Русской службе Би-би-си» Любовь Соболь, юрист фонда Алексея Навального, которой отказали в регистрации на выборы. Соболь объявила голодовку 14 июля, в день, когда окружные избиркомы в Москве начали выдавать выдвиженцам протоколы о результатах проверки поданных за них подписей: почти у всех оппозиционных кандидатов были найдены нарушения, с которыми они не согласились и объявили снятие с выборов незаконным.

С середины июля в Москве состоялось уже несколько протестных акций, что привело к настоящей зачистке оппозиционеров — обыскам и арестам. Самыми массовыми стали протесты 27 июля, когда задержали более 1300 человек. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье 212 УК РФ (массовые беспорядки), утверждая, что к ОМОНовцам «применяли насилие»; по этому делу сейчас шестеро подозреваемых — четверо арестованы до 27 сентября.

Вчера, 3 августа, недовольные граждане снова вышли в центр Москвы, организацию взял на себя московский штаб Навального, акция не была согласована мэрией. В интервью телеканалу ТВЦ мэр Москвы Сергей Собянин еще 29 июля сказал, что считает адекватным применение силы полицией.

К шести вечера пресс-служба ГУ МВД по Москве сообщила, что в несогласованной акции в центре Москвы приняли участие порядка 1500 человек, за различные правонарушения задержано около 600. Проект «ОВД-инфо» утверждает, что задержанных было 1001.

Задерживали даже журналистов и правозащтников. Так корреспондент «Открытых медиа» оказался свидетелем задержания члена Совета по правам человека при президенте Игоря Каляпина (на фото).

Задержали, например, журналиста телеканала «Дождь» Владимира Роменского и корреспондента «Ведомостей» Елену Вавину. «Я стояла на Пушкинской площади, делала фотографии на телефон. Подошли двое ОМОНовцев и сказали, чтобы я уходила. Я ответила, что журналист и нахожусь на редакционном задании, они схватили меня за руки и стали требовать показать редакционное удостоверение. Я ответила, что оно в рюкзаке, отпустите — покажу. Они продолжили требовать редакционное, не отпуская рук, и повели меня в автозак. Около автозака я достала редакционное и удостоверение журналиста. Они сказали, что это документы неустановленного образца и стали требовать бейдж. Завели в автозак со словами „На месте разберутся“. Нас 20 человек в автозаке, четверо несовершеннолетних. Жарко, окна не открываются. На наш вопрос, куда нас везут, водитель ответил: „В морг“», — передала Вавина «Ведомостям».

«Дождь» сообщил, что с Роменского сорвали пресс-карту и увели в автозак, несмотря на наличие редакционного задания и оборудования. «Сказали, что я что-то координирую», — передал он коллегам. В ОВД журналисты провели несколько часов и были отпущены.

После митинга 27 июля в социальных сетях стали деанонимировать сотрудников Росгвардии (с 2016 года туда входит и ОМОН). Теперь все сотрудники, кроме тех, кто просто стоят в оцеплении, надели балаклавы, чтобы нельзя было узнать их лица. Корреспондент «Открытых медиа», спросил гвардейцев, почему они в масках. «Значит, так нужно. Я не обязан вам отвечать», — сказал один из них.

Другой гвардеец в балаклаве объяснил, что все задержанные — совершеннолетние, смогут «судиться», «отстаивать свои права» (см. видео «Открытых медиа»).

Отстаивать права на месте было непросто. Корреспондент «Открытых медиа» наблюдал, как три человека лежали на земле у памятника Грибоедову, сцепившись, чтобы их не забрали ОМОНовцы. В ход пошли дубинки, ими замахивались на возмущенную толпу (см. видео «Открытых медиа»).

К вечеру у ОМОНовцев, видимо, закончились автозаки, потому что подогнали обычные автобусы — у них были закрыты номера (см. фото).

По наблюдениям корреспондентов «Открытых медиа», многие задержания выглядели абсурдно: людей случайным образом выхватывали из толпы и уводили в автобусы. У многих задержанных не было плакатов, они ничего не выкрикивали, а мирно стояли.

Юрист Мария Исаева рассказала о своей подруге Татьяне Соколовой, которая также была задержана на оппозиционной акции в Москве. У Татьяны был плакат с просьбой взять кота. На нем были также слоганы «Вся власть котикам в вашем доме» и «Чтобы не был злым ОМОН, возьми котика, камон!». Татьяна не смогла прокомментировать «Открытым медиа» свое задержание, так как на момент публикации находилась на допросе в ОВД «Теплый стан».

UPD, 4 августа, 15:00.

ТАСС передает, что в отношении одного из задержанных 3 августа мужчин возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления