Верховный суд дал санкцию на запрещенный митинг в Москве. ВС напомнил: для запретов нужны веские основания — Открытые Медиа

Верховный суд дал санкцию на запрещенный митинг в Москве. ВС напомнил: для запретов нужны веские основания

Сергей Савостьянов / ТАСС

Коллегия Верховного суда по административным делам отменила решения московских судов, подтвердивших отказ префектуры Северного округа Москвы жителям района «Останкинский» в согласовании митинга против застройки. Решение опубликовано на сайте Верховного суда (оно датировано 26 августа).

Тяжба тянется уже почти полтора года. Как следует из документа, в мае прошлого года жителям района отказали в согласовании митинга для 150 человек со ссылкой на то, что указанные в уведомлении площадки не являются специализированными для проведения публичных мероприятий. Также выяснилось, что для проведения митинга во дворе дома организаторам надо было получить согласие казённого предприятия «Управление гражданского строительства», а альтернативный вариант представляет собой зеленую зону «с сетью тропиночных дорожек», и зелёные насаждения могли пострадать. Кроме того, в префектуре утверждали, что участники митинга создадут препятствия для движения пешеходов, нарушив тем самым права и интересы граждан, не участвующих в митинге. Заявителям было предложено собираться в специально отведённом для этого месте в парке Сокольники, но они не согласились. «Это издевательство. Вместо того, чтобы спуститься во двор собственного дома, люди должны ехать в Сокольники и там друг на друга смотреть», — говорит Олег Сулакадзе, оспаривавший отказ префектуры в Верховном суде.

Суды первой и второй инстанции признали решение префектуры обоснованным, Второй кассационный суд также не увидел в нём противоречий. А вот Верховный суд неожиданно решения нижестоящих инстанций забраковал: по закону о митингах публичное мероприятие может проводиться в любых пригодных для этих целей местах в случае, если его проведение не создаёт угрозы обрушения зданий и сооружений или иной угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия, напоминает он. «Предложение об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия не может быть произвольным, немотивированным», указал ВС, оно «должно содержать конкретные данные, свидетельствующие об очевидной невозможности проведения этого мероприятия в заявленном месте и (или) в заявленное время в связи с необходимостью защиты публичных интересов».

Верховный суд сослался на собственные разъяснения, которые он давал в 2018 году, и в соответствии с которыми такое предложение должно содержать конкретные данные «об очевидной невозможности проведения мероприятия в заявленном месте». Однако судами такие доказательства не исследовались, также они не выясняли — соответствует ли специально отведённое место, в котором можно проводить митинги до 1500 человек без уведомления, заявленным целям. Также непонятно, на основании каких норм от организаторов требовали согласия «Управления гражданского строительства» на митинг. Таким образом, отказывая в согласовании митинга, суды приняли произвольные и немотивированные судебные акты без учёта всех доводов сторон, что нарушает ещё и принцип равноправия в административном процессе, отмечается в решении Верховного суда. В результате решения судов по этому делу отменены, оно направлено на новое рассмотрение.

«Конечно, в наших условиях это победа», — говорит лидер инициативной группы жителей Останкино Олег Сулакадзе, оспаривавший отказ префектуры. Правда, добавляет он, Верховный суд мог прямо признать действия префектуры незаконными, а не отправлять дело на пересмотр. Однако у местных властей как не было аргументов, обосновывающих запрет митингов, так и нет, поэтому Сулакадзе надеется на положительное решение.

Юрист Алексей Глухов из «Апологии протеста» говорит, что судебная практика по отказам в согласовании митингов действительно меняется: до Верховного суда доходят не все, а вот на уровне кассаций такое движение началось ещё с прошлого года. Такое впечатление, что суды учат выносить решения в соответствии с теми обязательствами, которые Россия вяла на себя на уровне ЕСПЧ, отмечает Глухов. Однако все эти решения пока больше «для галочки», потому что кассация в лучшем случае — через три месяца, после того, как организаторы митинга получили отказ, их право уже нарушено. «Вот в Чебоксарах мы оспорили отказ на проведение марша Немцова. Но марш должен был быть в феврале, а иск удовлетворили в августе», — указывает собеседник ОМ.

Именно поэтому ЕСПЧ в своей практике признаёт право заявителей на мирные собрания нарушенным, если им не удалось оспорить отказ до планируемой даты митинга. А вот принципиальных изменений в такой практике пока не видно, замечает эксперт.

Главная проблема в том, что даже отменённое судом решение не гарантирует согласования новой даты митинга, если вы не отказались от идеи его провести, говорит правозащитник из Сыктывкара Эрнест Мезак. Он в прошлом году успешно оспорил в Верховном суде отказ согласовать пикетирование в Комсомольске-на Амуре, но пикет провести так и не смог. Суды отказываются назначить новую дату и просто отправляют к чиновникам, у которых найдётся ещё десяток оснований для отказа.

На самом деле российским властям нужно как-то доказывать, что у нас есть эффективные средства защиты права на мирные собрания, отмечает Мезак, поэтому время от времени Верховный суд достаёт из общего потока какую-нибудь жалобу и выносит по ней образцово-показательное определение. К сожалению, пока это никак не влияет на общую практику отказов в согласовании массовых мероприятий, резюмирует собеседник ОМ.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления