Засекреченные анализы, странные смерти, недоедание. Как лечат в Москве пациентов с подозрением на коронавирус — Открытые Медиа

Засекреченные анализы, странные смерти, недоедание. Как лечат в Москве пациентов с подозрением на коронавирус

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

«Открытые медиа» пообщались с родственниками пациентов и врачами трех городских клиник, куда попадают больные, потенциально зараженные новым вирусом

После публикации «Открытых медиа» об условиях содержания в больнице имени Мухина, где лежат заболевшие пневмонией с подозрением на коронавирус, департамент здравоохранения Москвы пообещал провести проверку. 23 марта в медучреждении скончался 45-летний мужчина, поступивший в стационар с пневмонией (в департаменте здравоохранения смерть объяснили «недостаточностью внутренних органов»). Его сосед по палате Дмитрий Денисов пожаловался в соцсетях на условия в больнице: курилки в туалетах, разбавленные водой супы и кардиолога, который лечил пневмонию вместо профильного врача.

Корреспондент «Открытых медиа» пообщался с родственниками других пациентов, лежащих в московских клиниках, перепрофилированных под потенциально заражённых коронавирусом — ГКБ имени Мухина, ГКБ имени Юдина и ГКБ № 52. В каждой больнице выделен отдельный корпус, находящийся на строгом карантине — там лежат пациенты с пневмонией. Всех, кто поступает с воспалением лёгких, тестируют на COVID-19.

Посторонним попасть в эти корпуса сейчас не получится, поэтому с родственниками больных мы разговаривали на улице, у входа в приёмные, где медсестры принимают продуктовые передачи для пациентов.

Потерянные анализы и пневмония для подстраховки

У Анны Николаевны в пятом корпусе ГКБ № 52, выделенном для больных пневмонией, лежит дочь. В этом году она должна закончить университет. Но переживает Анна Николаевна не за успешную подготовку к экзаменам, осложнённую госпитализацией. Женщина жалуется, что у дочери берут уже второй анализ на коронавирус, однако не говорят об их результатах.

«Дочь поступила 17 марта с пневмонией, взяли анализ на коронавирус при поступлении. 19 марта взяли повторный. Результаты обоих тестов до сих пор неизвестны. Меня волнует угроза заражения от вновь поступивших. Пневмонию без осложнений можно и дома лечить», — возмущается Анна Николаевна. Она отметила, что за границу девушка не выезжала, но могла контактировать с заражёнными в университете или на работе.

Женщина добавила, что и условия для пациентов оставляют желать лучшего: больные пневмонией не могут посетить душ, а палаты не кварцуют. «Начали делать кварцевание только после моих жалоб. Я уже не говорю, что шесть человек в палате лежат, все с разной степенью заболевания», — жалуется мама заболевшей.

Другая собеседница рассказала о своём погибшем отце, лежавшем в корпусе для больных пневмонией. О смерти отца она узнала, когда пыталась передать продукты. «Несколько дней отец звонил, просил просто воды привезти, говорил ему пить нечего. Сегодня он умер. Буквально голодной смертью», — сказала девушка корреспонденту «Открытых медиа» и поспешила удалиться.

Не назвавший своего имени родственник пациента 52-й больницы в беседе с корреспондентом пожаловался, что после получения отрицательных результатов анализов на COVID-19 больные продолжают лежать в тех же палатах, где могут оказаться инфицированные.

По словам одной из медработниц другой перепрофилированной больницы, ГКБ имени Мухина, часть больных вовсе оказались в палатах из-за суматохи и спешки. По словам медика, 19 марта из терапевтического корпуса, который сейчас переоборудован для больных пневмонией, выписывали много пациентов. Среди них были те, чей диагноз «пневмония» просто не подтвердился — их в итоге отправили лечиться домой. Дело в том, что врачи скорой помощи ставили этот диагноз всем, кто жаловался на температуру, кашель и трудности с дыханием, чтобы поскорее изолировать предполагаемых инфицированных и избежать распространения вируса. Таким образом, с больными пневмонией лежали и те, кто не был болен, зато мог заразиться от соседей по палате.

Елена, родственница пациентки больницы имени Мухина, рассказала, что при осмотре её матери врачи скорой помощи поставили диагноз «пневмония», но не заметили, что возникла она у больной как следствие сердечного приступа, и даже не измерили давление. Из-за этого у женщины в больнице начались осложнения на сердце, при этом тесты на коронавирусную инфекцию показали отрицательный результат. Сейчас женщина продолжает лечение в той же клинике.

Переработки и антисанитария

Врач одной из перепрофилированных больниц рассказал «Открытым медиа», что медики в учреждении сейчас вынуждены работать на износ, а расширения штата не предвидится. Медработник попросил не называть его имени и больницы, в которой он работает, из-за опасений потерять рабочее место.

«Сейчас у нас очень тяжёлая ситуация, на прошлом дежурстве у меня было 240 исследований за сутки, нас призывают активно помогать, потому что пациентов со всей Москвы везут к нам, нагрузка колоссальная. Не припомню, чтобы такое было когда-либо. У нас два врача в отделении, нет физически времени пообедать или выпить чаю. Если 24 часа разделить, то на каждого пациента у нас уходит по пять минут», — рассказал врач в телефонном разговоре.

Кадр из Instagram пациента больницы имени Мухина Дмитрия Денисова. На коляске без шин возят больных. Фото: www.instagram.com/kinarion
На территории медучреждений, которые посетил корреспондент «Открытых медиа», медработники по-разному относятся к мерам по защите от вируса: некоторые из спецодежды не носят ничего, кроме халата, другие в полной экипировке — на них надеты одноразовые санитарные костюмы, маски, шапочки и перчатки. Правда, в полном комплекте защиты медсёстры ходят выбрасывать мешки с мусором на помойку, а затем в том же костюме возвращаются в больницы, заметил корреспондент «Открытых медиа» на территории ГКБ № 52.

10 марта председатель профсоюза «Альянс врачей» в своём видео рассказала о том, что в больнице имени Юдина врачам не хватает медицинских масок и костюмов со ссылкой на работающего там врача. Вскоре департамент здравоохранения Москвы выступил с заявлением, в котором опроверг эту информацию: «Заявления о необеспечении средствами защиты специалистов-медиков, работающих с пациентами на карантине или с подозрением на ОРВИ и коронавирус, также не соответствуют действительности. Все медицинские специалисты ГКБ им. Мухина и других стационаров Москвы обеспечены полным комплектом средств индивидуальной защиты».

На запрос «Открытых медиа» об условиях содержания в перепрофилированных больницах в департаменте здравоохранения Москвы к моменту публикации не ответили.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления