Прокуратура просит конфисковать активы двух полковников МВД. У них нашли имущество более чем на 100 млн руб. — Открытые Медиа

Прокуратура просит конфисковать активы двух полковников МВД. У них нашли имущество более чем на 100 млн руб.

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Московская прокуратура добивается конфискации в пользу государства имущества родственников высокопоставленных сотрудников полиции. Речь идёт о бывшем начальнике 12 отдела 4 оперативно-розыскной части УЭБиПК (управление экономической безопасности и противодействия коррупции) МВД Москвы Евгении Кашматове и экс-замначальнике 11 отдела управления «Ц» главного управления собственной безопасности МВД Дмитрии Атаеве, выяснили «Открытые медиа».

Общая сумма исков и перечень имущества неизвестны, но в ходе следствия у семей полковников обнаружили имущество на сумму свыше 100 миллионов рублей — наличные в разной валюте, земельные участки, квартиры, автомобили и коллекцию швейцарских часов. Часть этой собственности была арестована по ходатайству следствия, говорится в обвинительном заключении, с которым ознакомились «Открытые медиа». Арест подтвердили в Пресненском суде.

Иски прокуратуры

Иски об изъятии имущества семей были поданы в конце августа в Никулинский и Тушинский суды. В пресс-службах судов подтвердили, что к ним поступили соответствующие материалы прокуратуры. Ответчиками указаны сами бывшие сотрудники МВД и их близкие родственники. Надзорное ведомство потребовало обратить в доход государства движимое и недвижимое имущество семьи Атаева, отметили в суде, отказавшись раскрывать другие подробности. Первое заседание по иску назначено на конец сентября.

Требования к Кашматову в суде не уточнили, поскольку иск пока не принят к производству. Адвокат Кашматова Маргарита Мартиросян сказала «Открытым медиа», что в иске прокуратура просит изъять в том числе три мотоцикла, два автомобиля и квартиру. По её словам, иск оставлен без движения, поскольку часть денег, приписываемых Кашматову, изъяли у его соседа, который оспорил это в суде.

Иски подал зампрокурора Москвы Дмитрий Бурко, он же утвердил обвинительное заключение по делу Атаева и Кашматова. Слушания по делу пройдут в Мосгорсуде, поскольку только у этой инстанции есть право изучать материалы с грифом «секретно».

Обязанность 12 отдела 4 оперативно-розыскной части УЭБиПК, которым руководил Кашматов, — выявлять преступления в сферах топливно-энергетического комплекса, промышленности и ЖКХ. Управление «Ц» ГУСБ МВД России, где работал Атаев, отвечает за собственную безопасность и противодействие коррупции среди сотрудников центрального аппарата полиции.

Атаев и Кашматов были задержаны в декабре 2018 года. Их обвиняют в получении взятки за то, что они отказались привлекать к ответственности бывшего генерального директора «Компании „ЭМК-Инжиниринг“» (подконтрольна структурам миллиардера Юрия Ковальчука) и пообещали прекратить проверки этой организации, следует из обвинительного заключения, с которым ознакомились «Открытые медиа».

Кашматов планировал получить 15 млн рублей, Атаев — не менее 5 млн рублей. Показания на полицейских дал их помощник, бывший сотрудник управлении ФСКН по Московской области Тимур Дзусов, который и вёл переговоры с представителем энергокомпании. Он был задержан при получении части взятки и согласился сотрудничать с оперативниками.

В материалах дела указано, что одним из косвенных подтверждений вины полицейских следствие считает несоответствие их официальных доходов расходам. Например, про Кашматова в документе говорится, что в ходе расследования в его пользовании было обнаружено имущество и деньги в разной валюте «на сумму свыше 100 миллионов рублей». На протяжении последних 17 лет Кашматов служил в органах оперативником на разных должностях, в частности, он работал вместе с Атаевым в налоговой полиции.

Недвижимость и криптовалюта

В оформленной на Кашматова банковской ячейке Альфа-банка следователи обнаружили 149 тысяч евро, около 630 тысяч долларов и почти 24 млн рублей, говорится в обвинительном заключении. Перед обыском у полковника в квартире его неработающая жена успела вывезти «два туристических чемодана», но что было внутри чемоданов и куда они делись, оперативники ФСБ выяснить не смогли или не отразили в материалах дела.

В рамках дела были арестованы 178 тысяч евро и 771 тысяча рублей, автомобиль BMW X5, две объединённые квартиры в жилом комплексе на Мичуринском проспекте. Всё это имущество силовики приписывают Кашматову.

Отец супруги Кашматова, военный пенсионер, сказал следователям, что более десяти лет назад заплатил 5 млн рублей за половину одной квартиры на Мичуринском, а через несколько лет ещё 9,5 млн рублей за половину второй. Кроме того, он же купил BMW на деньги, накопленные за годы службы в армии. Аналогичные суммы за недвижимость на Мичуринском, где жили супруги Кашматовы, внёс отец полковника. Согласно материалам дела, он также оплатил «ещё ряд недвижимого имущества на сумму не менее 23,1 млн рублей и несколько автомобилей».

Он сам утверждает, что деньги заработал без помощи сына, создав программу для распознавания отпечатков пальцев и продав патент на неё за 1,2 млн долларов. Подтверждающих документов у него не сохранилось, поскольку деньги он получил «на территории Украины наличными в двух спортивных сумках». Брат полковника также настаивает, что деньги на мотоциклы и Toyota Camry, на которой ездил полковник, он заработал сам, «инвестируя в криптовалюту».

Доход семьи Атаевых за 2016 год, подсчитали следователи, составляет чуть более 2 млн рублей, а за 2017 год — почти 2,6 млн рублей. Годовой доход Кашматова в период с 2011 по 2017 составлял от 740 тысяч рублей до 1,2 млн рублей, а его супруги, которая также работала в органах, — до 340 тысяч рублей.

Коллекция часов

В рамках производства по делу следователи наложили арест на имущество семьи Атаева — 745 тысяч рублей, земельный участок и дом рядом с Химками, квартира в том же районе и коммерческая недвижимость, сдаваемая в аренду под салон красоты, а также джип Mercedes-Benz GLE 350 и Toyota Land Cruiser Prado.

Также арестована коллекция дорогих швейцарских часов (арест «Открытым медиа» подтвердили в пресс-службе Пресненского суда). Самая ценная вещь в коллекции — хронограф IWC с корпусом из 18-каратного красного золота, который стоит не менее 1 млн рублей. Еще один хронограф Da Vinci от этого же бренда, стоимость которого сейчас оставляет примерно 600 тысяч рублей, и часы Ulysse Nardin 263−67 за 500 тысяч рублей. Есть и женский набор: часы Frederique Constant из благотворительной коллекции Ladies Automatic World Heart Federation стоимостью примерно 200 тысяч рублей и несколько моделей Longines такой же стоимости. По подсчётам «Открытых медиа», общая стоимость коллекции часов семьи полковника составляет не менее 3 млн рублей.

«Вину не признаём, деньги [Атаев] не принимал. Считаем, что это провокация, связанная с его служебной деятельностью», — сказал адвокат Атаева Алексей Мезенцев. На остальные вопросы, в том числе по иску прокуратуры, защитник оперативно ответить не смог. Адвокат Кашматова Маргарита Мартиросян детали уголовного дела обсуждать отказалась, сославшись на гриф секретности, но отметила, что следствие считает её подзащитного «вторым Дмитрием Захарченко». Она добавила, что её дом несколько раз обыскивали и «искали мифические деньги полковника Кашматова».

В прокуратуре Москвы не ответили на запрос «Открытых медиа». «Открытые медиа» направили запрос в Следственный комитет.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления