Лукашенко предложил оппозиции сделку: освобождение и участие в подготовке Конституции за отказ от протестов — Открытые Медиа

Лукашенко предложил оппозиции сделку: освобождение и участие в подготовке Конституции за отказ от протестов

Подследственные оппозиционерами в СИЗО КГБ на встрече с президентом. Скриншот из видео: Пул Первого / Telegram

UPD:

После публикации последней статьи Дениса Лавникевича, который по согласованию с редакцией тексты о Белоруссии писал под псевдонимом Виктор Демидов, стало известно, что наш внештатный автор грубо нарушал журналистские стандарты. В частности, использовал в своих текстах комментарии несуществующих экспертов. В связи с этим «Открытые медиа» объявили о прекращении сотрудничества с этим автором. Просим учитывать данную информацию при чтении его материалов.

Президент Белоруссии объясняет неожиданные переговоры с оппонентами своей доброй волей и «готовностью выслушать всех», но в его окружении «Открытым медиа» сообщили, что это вынужденный шаг. По одной версии — это результат ультиматума Москвы, требующей стабилизировать ситуацию в союзной республике, по другой — Лукашенко пошёл на компромисс под давлением окружения.

В гостях у своих пленников

Настоящей сенсацией выходных в Белоруссии стал визит Александра Лукашенко в СИЗО КГБ, которое в Минске называют «Американка». Там он встретился с арестованными за последние три месяца политиками — кто-то из них был задержан ещё до президентских выборов, кто-то — после.

Из числа белорусских политзаключённых присутствовали далеко не все знаковые фигуры. С Лукашенко привели побеседовать экс-претендента на пост президента Виктора Бабарико и его сына Эдуарда, члена президиума КС Лилию Власову, координатора штаба Бабарико Юрия Воскресенского, политтехнолога Виталия Шклярова. На встрече также были Кирилл Бадей (до ареста — и.о. предправления Белгазпромбанка), а также директор IT-компании PandaDoc Дмитрий Рабцевич, юристы Максим Знак и Илья Салей. Но бросилось в глаза отсутствие одной из самых активных участниц нынешней протестной волны — главы штаба Бабарико Марии Колесниковой.

ГосСМИ сразу сообщили, что президент действовал по принципу «надо выслушать всех», беседа длилась четыре с половиной часа, её участники решили оставить её содержание в тайне.

Впрочем, государственное информагентство БелТА намекнуло, о чём шёл разговор: «Половина, насколько я понимаю, здесь юристы, и прекрасно понимают, что Конституцию на улице не напишешь».

Предмет переговоров

Сразу три источника «Открытых медиа» в белорусском руководстве — в Совбезе, в администрации президента и в Совмине сообщили, что цель визита Лукашенко в СИЗО КГБ — предложить своим оппонентам сделку. Они призывают своих сторонников прекратить уличные выступления и попытки организовать забастовки. Взамен Лукашенко выпускает оппозиционеров на свободу, где они войдут в состав будущей комиссии по выработке новой Конституции. Когда она будет готова (уже в следующем году) — состоятся и новые выборы.

Скоро последовало подтверждение того, что власть готова идти на уступки: через сутки из СИЗО выпустили двоих оппозиционеров, встречавшихся с Лукашенко, — Юрия Воскресенского и Дмитрия Рабцевича. Более того, Воскресенскому, по его словам, «поручили готовить предложения к поправкам к Конституции», а также «изложить подходы по освобождению ряда лиц, которые не так общественно опасны для нашей страны, как казались на первом этапе».

Воскресенский назвал разговор конструктивным, а Рабцевич дал комплиментарное по отношению к власти интервью, в котором заявил, что намерен продолжать заниматься бизнесом, потому что в «Парке высоких технологий» «созданы все условия, чтобы платить нормальные зарплаты, развиваться, строить будущее вместе».

В нынешних протестах ни тот, ни другой участия не принимали и были арестованы за поддержку кандидата Бабарико.

От имени той части белорусской оппозиции, которая остаётся на свободе, ситуацию прокомментировал Павел Латушко, член президиума Координационного совета, экс-министр культуры. «Не верьте ни единому слову и поступку Лукашенко! Он посадил за стол переговоров политзаключённых, которых ещё вчера обвинял в экономических преступлениях. Это событие официально признаёт не только факт наличия политзаключенных в Белоруссии, но и то, что белорусские протесты действуют. Они работают и создают власти серьёзные неудобства», — сказал находящийся сейчас в Варшаве политик.

Из слов Латушко следует, что оппозиция на такую сделку не готова: «Значит, дальше Лукашенко сможет говорить, что все действия по Конституции одобрены людьми, которых он арестовал? Прикрываться их именем, чтобы легитимизировать свои преступные действия? Нет. Не допустим. Сегодняшняя встреча показала: мы на правильном пути. Нет никаких преступников — есть политзаключённые. А значит, он обязан их освободить. Сегодня же. В эту же минуту. Должны быть прекращены все уголовные дела по политическим мотивам».

Кто заставил Лукашенко?

Хотя белорусские пропагандисты подают встречу с политзаключенными как «жест доброй воли», источники в белорусском руководстве сообщили корреспонденту ОМ, что этот «жест» был совершён под давлением извне.

«Москва ещё в первом после выборов разговоре Лукашенко с Путиным дала Александру Григорьевичу месяц на подавление протестов. Потом этот срок продлевали, но теперь терпение Кремля лопнуло: ровно два месяца со дня выборов прошло, а протесты даже не стихают, люди выходят на улицы как по расписанию, а в Вильнюсе Тихановская набирает силу и становится серьёзным субъектом международной политики, — говорит полковник КГБ, прикомандированный к Совету безопасности Белоруссии. — Российское условие поддержки: успокоить „улицу“ без пролития крови, создать видимость демократического обсуждения новой Конституции, через год — сменить Конституцию и спокойно провести новые выборы. Лукашенко попытался всё это сделать, но „улица“ не утихает, а провести обсуждение новой Конституции с „назначенными оппозиционерами“ не выходит — слишком это глупо и смешно получается. Вот и остаётся — попытаться говорить с врагами или уйти».

По словам собеседника ОМ, в Кремле очень хотят, чтобы Лукашенко ушел со своего поста. Но не могут допустить, чтобы это произошло под воздействием «майдана», так как подобное будет означать, что украинский сценарий оказался жизнеспособен и может перекинуться на другие страны, включая саму Россию. Поэтому был выбран вариант «спустить все на тормозах»: погасить протесты через диалог белорусской власти с оппозицией, «заболтать» реформы, немного подкорректировать Конституцию, передав правительству и парламенту незначимые президентские полномочия.

Другой источник, уже в Совете министров Белоруссии, также подтвердил ОМ, что причина неожиданной встречи в «Американке» — «невероятно сильное», как он выразился, давление со стороны Кремля.

«Сейчас как раз идут переговоры по цене поставок российского газа в Беларусь. На очереди — поставки нефти. Естественно, Минск хочет как можно дешевле. Вот только прежний шантаж перестал работать: сегодня для Путина уже не представляет прежней ценности ни ЕАЭС, ни даже Союзное государство с Беларусью, — утверждает источник. — Ссориться с Западом, чтобы получить новые санкции, он тоже не хочет. Вот Лукашенко и поставили условие: ты перестаешь строить из себя бегающего с автоматом мачо и идешь на переговоры, чтобы прекратились протесты. Запускаешь нормальный политический процесс в стране. Лишишься абсолютной власти, но не всей. Либо поддержка РФ прекращается вовсе, и тогда Запад вместе с внутренней оппозицией тебя „порвут“ за считанные месяцы».

Однако третий собеседник ОМ, уже непосредственно в окружении Лукашенко, считает, что причина, заставившая его пойти на переговоры, — это давление оставшихся в стране элит. По его версии, руководители силовых структур, высшее и среднее офицерство, а также высокопоставленные чиновники хотят иметь некое будущее в стране и после Лукашенко.

«Все просто устали бояться. Большие дяди в руководстве страны понимают, что группа власти вокруг Лукашенко превращается в обычную хунту. И когда народ её сметёт — жизни в стране не будет ни чиновникам из вертикали власти, ни их детям. А они хотят жить и владеть собственностью, уезжать в другую страну мало кто хочет. Теперь они уже не понимают, почему их будущее и их благополучие полностью зависит от страсти к власти одного человека, — объяснил собеседник ОМ. — Им нужна политическая жизнь в стране, они уверены, что смогут её контролировать в своих интересах. Но политическая жизнь — это диалог, а не шеренги ОМОНа и БТРы на улицах. И слияния с РФ эти люди не хотят: они как никто другой понимают, что тогда у них тут не будет ни власти, ни собственности».

Улица не успокоилась

«Я не исключаю, что Владимир Путин поставил условием для Александра Лукашенко прекращение протестов в Белоруссии, увязал получение помощи от России с наведением порядка, — сказала ОМ белорусский оппозиционный политик и участница протестов Ольга Карач (не входящая в КС оппозиции). —  Поскольку действия силовиков протесты не останавливают, то Лукашенко поехал договариваться с Бабарико и членами КС насчёт того, как они бы могли „успокоить своих сторонников“, то есть, по сути, предложить сделку. Такие сделки Лукашенко с оппозицией заключал и до этого».

Карач так объяснила тот факт, что на встрече не было Марии Колесниковой: «Всё очень просто. В картине мира Лукашенко женщины всегда были исключительно как обслуживающий персонал или „проститутки“ (выражаясь его же словами). В его картине мира Колесникова как лидер просто отсутствует».

Однако уличные протесты после визита Лукашенко в СИЗО неожиданно стали ещё более яростными. Столкновения на улицах Минска длились с середины дня воскресенья и до поздней ночи. Белорусская столица вновь увидела сотни задержанных, водомёты и светошумовые гранаты, спецназ с боевым оружием, коктейли Молотова и горящие шины. По накалу страстей минувшее воскресенье было похоже на события первых дней протестов 9−13 августа.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления