ОНК Москвы решила исключить из комиссии своего члена из-за «разглашения данных следствия» по делу Соболь

Фото: Марина Литвинович / Facebook

Что случилось

Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Москвы начала процесс исключения из своего состава Марины Литвинович. Об этом сама правозащитница рассказала в Facebook. Поводом, по её словам, стало «разглашение данных следствия» по делу, возбуждённому против юриста ФБК Любови Соболь.

ОНК Москвы только что проголосовала за то, чтобы начать процесс исключения меня из ОНК. Рассмотреть вопрос о моем…

Posted by Марина Литвинович on Friday, 5 March 2021

«За» проголосовали «более половины» членов комиссии (22 человека), «против» семеро, ещё трое воздержались, заявила Литвинович. «Рассмотреть вопрос о моём исключении из ОНК теперь должен совет Общественной палаты. <> Но я ещё поборюсь!», написала она.

У себя в Facebook Литвинович также выложила юридический анализ решения ОНК о её исключении из членов комиссии. Согласно ему, никаких нарушений в действиях Литвинович нет. «Этот анализ провёл знакомый юрист. Он показывает, что решение ОНК неправомерное. Теперь решение ОНК должно обсуждаться в Общественной палате и я надеюсь, что меня на заседание пригласят. Когда оно будет я не знаю, от меня это уже не зависит. Я сама не считаю, что что-то разгласила, потому что передала лишь то, что сказала мне Соболь. Я не говорила, к чему это привело, ничего такого, что могло бы помешать следствию», — заявила она «Открытым медиа».

Следователи не допросили «отравителя Навального» по делу о проникновении Соболь к нему домой

Подробности

Процесс об исключении Литвинович инициировал «один из членов» наблюдательной комиссии, который полагает, что она нарушила 76-ФЗ об ОНК. Его имя Литвинович в своём посте не указала. Информацию РБК подтвердила другой член ОНК Ева Меркачёва.

Поводом стало интервью «Дождю», в котором правозащитница рассказала, что встречалась с юристом ФБК Любовь Соболь в изоляторе на Петровке. Литвинович сообщила о ночном допросе и очной ставке Соболь, а также, что у неё изъяли обувь и маску. В ОНК эту информацию сочли «разглашением данных следствия».

Сама Литвинович пояснила, что закон действительно запрещает членам ОНК разглашать детали из уголовных дел. Однако, она считает, что и не разглашала данные о деле Соболь, а только рассказала о следственных действиях, а не об их результатах. «Я информировала граждан о том, что происходит в деле Соболь моя работа как члена ОНК в этом и заключается», заявила Литвинович.

Контекст

В конце декабря The Insider и Bellingcat опубликовали расследование, в котором назвали имена восьми сотрудников ФСБ, вероятно причастных к отравлению Алексея Навального «Новичком». После этого юрист ФБК Любовь Соболь приехала к дому одного из них — химика Константина Кудрявцева (именно ему позвонил сам Навальный, представившись помощником секретаря Совбеза Николая Патрушева). Когда она позвонила в его дверь на Суздальской улице в столичном районе Новокосино, из соседней квартиры вышла его тёща Галина Субботина. Против Соболь завели уголовное дело по ч. 2 ст. 139 УК (нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с применением насилия). По версии следствия, она «оттолкнула» родственницу Кудрявцева и силой «ворвалась» в квартиру. Сама соратница Навального это отрицает.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления