«Вы извратили уголовное право». Как проходит второй суд над Навальным за неделю — в режиме онлайн

Фото: Пресс-служба / Бабушкинский районный суд

Мировой судья в Бабушкинском районном суде Москвы в пятницу, 5 февраля, рассматривает дело против Алексея Навального о клевете на ветерана Великой Отечественной Игната Артёменко, который появился в агитационном ролике RT за поправки к Конституции. Это второй за неделю суд над оппозиционером — три дня назад Навальному заменили условный срок по делу «Ив Роше» на реальный и назначили 3,5 года колонии общего режима. «Открытые медиа» следят за процессом.

18.00. Навальный: «Они всё придумали. Следователь сам написал заявление, а этот [свидетель Колесников] врёт здесь. Вы не можете его показать, потому что выяснится, что он врёт. Ваше дело сфабриковано. Вы здесь сидите и делаете вид, что вы судья, но вы даже не понимаете, как процесс устроен».

Прокурор просит отложить дело на другую дату с учётом окончания рабочего дня.

Навальный: «Я категорически возражаю. Я вас подловил только что. И снова получается, что в этот момент, когда я вас прижал к стенке, вы объявляете перерыв. Как классно получается: он не знает что говорить, а вы объявляете перерыв».

Свидетель готов отвечать, но судья настаивает: заседание отложить до 12 февраля.

17.50. Заседание опять возобновилось. Навальный пытается выяснить, кто же именно написал на него заявление. «Зина [сиделка] показала, что дедушка его сам не писал, вы ему помогли», — обращается он к свидетелю Колесникову.

«Я заявления на вас не писал», — отрицает тот. Кобзев просит исследовать заявление ветерана, которое подшито к делу.

17.40. Навальный обращает внимание на противоречия в показаниях сиделки и внука, но в итоге стороны начинают кричать друг на друга.

«Назвать предателем и не иметь мужества просто извиниться!» — возмущен Колесников.
«Вы торгуете своим дедушкой!» — кричит Навальный.
«Докажи!» — орёт свидетель.
Судья объявляет перерыв и ещё одно предупреждение Навальному. «Терпеть это больше нет сил», — жалуется она.

17.30. Платили ли ветерану за ролик или самому свидетелю — за показания, интересуется прокурор.

Привезли подарки от RT, говорит Колесников. Но дедушка в них не нуждается, «он у нас ухоженный», сняться в ролике — это был его выбор, отвечает внук.

«Говорил ли дедушка, что комментарии подрывают его репутацию как ветерана и участника войны?» — продолжает прокурор. «Так прямо не говорил, но счёл себя оскорблённым», — признаётся Колесников.

Дедушка подвергся атаке журналистов, но заявления он сам не подавал, признаёт свидетель Колесников. Однако, прочитав сегодня, что ему [Колесникову] гореть в аду за манипуляции с дедом, свидетель очень надеется, что Навальный сможет это заявление обосновать.

Навальный: «Гореть в аду я предлагал судье».

Колесников: «Соскочил».

17.15. После сиделки вызывают свидетеля Колесникова — внука ветерана Артёменко.

Навальный: «Вы так быстро выключили свидетеля, потому что всем стало очевидно, что она врёт. Вы на самом деле судья? Вы не имеете ни малейшего представления о процессе».
Судья: «Вы со мной пререкаетесь».
Навальный: «Это вы со мной пререкаетесь».
Свидетель Игорь Колесников начал своё выступление с предложения Навальному «быть мужчиной». Они кричат друг на друга, судья в очередной раз предупреждает Навального об удалении.

Внук рассказывает, что с телеканала RT позвонили деду и попросили его сняться в ролике. Он сперва думал, что это предложение поступило от мошенников, но ролик в итоге всё-таки опубликовали.
После этого, говорит Колесников, ему начали звонить во «Вконтакте» с сообщениями о том, что деда оскорбляют. Поначалу деда старались оградить от этой информации, но тот узнал. Сам же Колесников о комментарии Навального узнал от журналистов, которые позвонили ему и стали спрашивать, что он об этом думает.

17.15. Навальный пытается выяснить, где Темурова нашла его ролик и комментарий к нему. «Это его внук Игорь сказал, его оклеветали. Он мне сказал: „Береги деда“. А как его защищать, если не всегда телевизор посмотрит?»

«Там было написано: Алексей Анатольевич Навальный оклеветал ветерана войны, так?» — интересуется Навальный. «Да, да», — радостно отвечает сиделка. «Вам прислали ссылку, и там написано, Алексей Анатольевич Навальный оклеветал ветерана, так?» — уточняет оппозиционер. «Нет, просто я комментарий читала сама, а потом полковнику читала», — отвечает Темурова.

Навальный: «А заявление в полицию полковник сам писал?»
Свидетельница: «Полковник когда плакала, внук приехал, он сказал: меня оклеветали. Это он сказал. А что там написано — это его внук. Но полковник все понимает нормально».

Как было написано само заявление, Темурова, по её словам, не знает.
Навальный: «А почему вы не приехали в суд?»
Темурова объясняет, что оберегает здоровье полковника и своё. «Если бы не было коронавируса, я бы поехала туда».
«Вас где допрашивали?» — интересуется Навальный.
«Меня допрашивали в школе, один раз», — говорит свидетельница.
«Почему в школе», — удивляется Навальный.
«Я не знаю, мне сказали», — говорит Темурова.
«Может, вы поняли, почему в школе?» — спрашивает у судьи Навальный. Та предполагает, что из-за эпидемии коронавируса.
«Почему? Вот меня ни разу не допрашивали в школе», — недоумевает оппозиционер.
Навальный: «Это необычно, что человека допрашивают в школе. Как вы оказались в этой школе?»
Судья снимает этот вопрос. «С материалами дела знакомьтесь внимательно», — отвечает она.
Навальный: «Свидетель, как вы оказались в этой школе?»
Судья: «Повторяю в десятый раз: вопрос снят. Свидетеля допрашивали в школе, этого достаточно».

Навальный опять говорит, что дело о клевете — фикция, о чём свидетельствует и рассказ свидетельницы Темуровой о том, что её допрашивали в школе. «Её не допрашивали, это выдумка. За неё написали протокол, за Артёменко написали заявление», — говорит он.

16.55. Заседание возобновилось. Судья первым делом интересуется, владеет ли свидетель Темурова русским языком и не требуется ли ей переводчик. Та отвечает, что переводчик не нужен. «Тогда, пожалуйста, в свободном рассказе, медленно и с перерывами», — напутствует судья.

Свидетельница сообщает, что «из уважения» зовет своего подопечного «полковник». Внук полковника, по её словам, сказал ей: «Береги моего деда, чтобы не переживал». «А он это не хотел сказать полковнику. Я этот ролика сначала посмотрела, потом вижу — этот ролик была комментарий от Анатолий Алексеевич Навальный. Я это показывала, полковник читал, был очень расстроенный. Говорил: „Я свою родину защищал от фашист“. А потом ему стало плохо, я звонила внуку, внук Игорь скорую вызывал. Скорая уехал, а полковник переживает до сих пор, у него слёзы на глазах», — с акцентом рассказывает Темурова.

16.25. Следующий свидетель обвинения — Зинат Темурова, сиделка, которая ухаживает за потерпевшим. Она из Средней Азии, на экране в хиджабе.

Адвокаты возражают против допроса Темуровой по видеосвязи: она явно не 1926 года рождения, и ничто не мешает ей дать показания лично. Судья не согласна: порядок представления доказательств определён, и менять его она не видит оснований. Сиделка же не может отойти от Артёменко, так как должна за ним ухаживать, объясняет она. Следует перепалка между Навальным и судьёй, после чего всё же начинается опрос Темуровой.

Свидетельница говорит с заметным акцентом. «Кто-то вообще понял?» — спрашивает Михайлова. По её словам, Темурова — гражданка Таджикистана.

«Секретарь, что вы записали в протокол?» — живо интересуется Навальный. Судья обещает удалить его после третьего предупреждения. Второе он уже получил.

Свидетель снова говорит. «Можете меня удалить, я ничего не понимаю», — возмущается Навальный. Судья снова объявляет перерыв на 10 минут, чтобы наладить связь.

16.20. Судья уже хочет отпустить свидетеля, но тот попросил зачитать ответ МВД на своё заявление. Ему разрешают. Это ответ, написанный ГУВД по Москве, следует из текста.

Адвокат Михайлова: «Вы нам сказали, что написали в Следственный комитет. Почему читаете ответ из МВД?»
Свидетель: «Потому что прошло полгода».
Михайлова: «И дата — 7 июня, а не 11-е, как вы говорили ранее. Так куда и когда вы обращались?» «И положите телефон», — добавляет Навальный.

«Вы товарищ судья?», — ехидно интересуется свидетель и Навальный получает замечание от судьи.

16.00. Навальный: «Я написал что-то конкретное про Артёменко?»
Свидетель: «Вы написали про всех, кто снялся в этом ролике».
Навальный: «Когда я говорил про то, что „Единая Россия“ — партия жуликов и воров…»

Тут его снова прерывают прокурор и судья.

Навальный, повышая голос: «Нет, не перебивайте, вы будете меня слушать. Вы человек, который изображает судью. Не делайте вид, что вы тут что-то решаете».

15.55. После Галины Маргулис выступить пригласили ещё одного свидетеля обвинения — Акимова Владимира Анатольевича 1993 года рождения (выглядит он гораздо старше, отмечает корреспондент ОМ). Акимов в начале июня в политических группах во «Вконтакте» увидел ссылку на твит Навального и написал заявление о проверке высказывания Навального на предмет клеветы.

Прокурор: «Вас кто-то просил идти писать заявление?»

Акимов: «Тема оскорбления ветеранов, которые защитили свою Родину и освободили её от фашистских захватчиков, является святым делом». Он утверждает, что написал заявление по собственной инициативе. С Игнатенко он не знаком, но, поскольку тот был в военной форме, пришел к выводу, что тот «проливал кровь».

В ответ на вопросы адвокатов Навального свидетель говорит, что приехал на суд из Пермской области за свой счёт.

Адвокат Навального Михайлова: «Вы заявление писали в связи с клеветой на ветерана или на всех участников?» Свидетель отвечает, что не помнит. Но помнит, что заявление подал в Следственный комитет.

15.50. Карточка о Галины Маргулис есть на сайте «Дорога памяти», посвящённом ветеранам, но данных о её биографии и месте службы нет.

Фото: проект «Дорога памяти»
15.30. Вопросы свидетельнице Галине Маргулис начинает задавать Навальный.
— Вы же много общались с Артёменко в Совете ветеранов?
— Ну да, общалась.
— Вы знаете, что он участник войны и белорусский партизан?
— Да, правильно.
— Как вы думаете, что бы партизаны сделали с теми, кто украл у них пенсию и построил на них дворец?
Судья: «Задавайте вопросы по сути обвинения. Вопрос снят, можете задать другой»
Навальный: «Скажите, пожалуйста, богато ли живут пенсионеры в России?»
Прокурор: «Вопрос не относится к существу обвинения. Здесь не митинг, а процесс».
Судья: «Задавайте вопрос по существу дела».
Навальный: «Я по существу. Вы все время говорите: „Ветеран, ветеран“. Галина Андреевна, вы общаетесь с другими ветеранами?»
Свидетельница: «Я получила инсульт и с 14 года в Совете ветеранов не работаю».

Навальный настаивает, что его вопросы имеют отношение к рассматриваемому уголовному делу, несмотря на протесты прокурора.
Навальный: «Это важнейший вопрос, который характеризует потерпевшего. Галина Андреевна, вы меня слышите?»
Свидетельница: «Хорошо слышу, я ещё в разуме. Но вы задавайте вопросы, на которые я могу ответить».

Навальный спрашивает про разницу между пенсией российских ветеранов и побеждённых солдат. «А у вас какая пенсия?», — спрашивает в ответ свидетельница. «Меня кормят за государственный счёт кашей три раза в день», — говорит Навальный. «Я знаю, что большинство ветеранов пенсией недовольны», — настаивает он. «Ну и знайте себе на здоровье», — парирует соседка потерпевшего.

15.20. Навальный, обращаясь к журналистам: «Так и запишите: „Поскольку Навальный вас видит насквозь, они его придушат подушкой сегодня ночью“. Журналисты, так и запишите: „Они его убьют, чтобы сказать: это процесс его доконал“». Судья объявляет Навальному замечание в связи с нарушением регламента — стадия ходатайств окончена, напоминает она. Вызывают свидетеля обвинения гражданку Маргулис 1926 года рождения — соседку ветерана по подъезду.
Судья просит свидетельницу представиться. Та молчит. «Говорите погромче», — доносится голос откуда-то из-за экрана. Судья повторяет вопрос. Свидетельница называет себя. «Коренная москвичка», — с гордостью добавляет она.
У гражданки Маргулис спрашивают, что ей известно по уголовному делу о клевете. Она говорит, что знает пострадавшего «по дому», и что его оболгали.

«Я сижу тут, я ничего не понимаю. Не могу разобрать ни слова», — жалуется адвокат Михайлова. Слышно, действительно, очень плохо, отмечает корреспондент ОМ.

Маргулис знакома с пострадавшим по Совету ветеранов с 1972 года, живет и работает с ним в одном доме. «Вам известно, как оклеветали Игната Сергеевича?» — «Я слышала по телевизору, что его оболгали, хорошего человека».

Свидетельница говорит, что пострадавший — «хороший человек, семьянин, у него дочка есть». «А вам известно, что Игнат Сергеевич снимался в патриотическом ролике?» — «Ну вот я слышала, что в этом ролике их оболгали!»

15.10. Заседание возобновилось. Судья подтверждает, что к Игнату Артеменко вызвали скорую. Самого Навального завели в зал только через несколько минут после возвращения судьи. Причём завели в наручниках, которые сняли только в «аквариуме».

14.10. В суде объявили о продлении перерыва из-за плохого состояния здоровья потерпевшего ветерана. Помощник судьи уточнила — пока до 15:00.

14.00. Силовики, похоже, не ждут сегодня выхода сторонников Навального на улицы. На площадях и основных магистралях в центре почти нет ни полиции, ни Росгвардии, передвижными ограждениями пока ничего не перекрывали (хотя они и стоят наготове), но на всякий случай на площадях дежурят полицейские автобусы и автозаки (на площади Революции корреспондент «Открытых медиа» насчитал их аж два десятка). И даже на Красную площадь можно пройти совершенно спокойно.

Фото: ОМ
13.30. Родственница потерпевшего просит перерыв на 10 минут: ветерану стало плохо. Судья с этим соглашается. Артёменко, похоже, вызывают скорую помощь.
Навальный: «Ваша честь, а я ведь предупреждал что так и будет!»

13.30. Судья не обращает внимания на ремарку Навального, прокурор начинает зачитывать биографию ветерана. Тот закончил до войны 6 классов, в 1941 году ему исполнилось 15 лет, помогал партизанам. В 1943 году был зачислен в армию. В 1945 был ранен, лечился, вернулся в армию. После окончания войны закончил партийную школу. Остался в Германии, в 1952 вернулся в Москву, работал в Главном штабе ВВС, в 1992 году ушел на пенсию.

В ролике с поддержкой поправок к Конституции он снялся в своём собственном мундире, никаких средств за это не просил и не получал, продолжает прокурор. О комментарии Навального узнал от соседа по даче, который слышал об этом от таксиста. «Когда я все это увидел, мне стало очень обидно. Я не понимаю как Навальный, меня даже не зная, мог так оклеветать», — цитирует потерпевшего прокурор.

От расстройства у него ухудшилось здоровье, начались проблемы с сердцем, продолжает обвинение. «Сейчас я инвалид второй группы, но продолжу служить Родине и защищать её от врага», — зачитывает показания ветерана прокурор.

По настоянию адвокатов прокурор зачитывает подробный рассказ ветерана о боевой молодости. Прокурор оглашает, например, такие подробности: «В деревнях вопрос об эвакуации даже не поднимался. Скотину с собой не заберёшь, да и бежать некуда». А также зачитывает, как деревенские жители плавили алюминий с немецкого упавшего самолёта и делали игрушки. Немцы в деревню въехали на лошадях, расквартировались в деревне, местных жителей заставили перебраться в соседнюю деревню.

13.21. Навальный: «Совершенно беспомощным образом отвратительные родственники этого человека используют его как куклу. Ему дали бумажку, он по ней прочитал. Вы будете гореть в аду за то, что вы взяли дела 95-летнего, нацепили на него медали и используете здесь».

13.20. Прокурор ходатайствует об оглашении показаний потерпевшего, данных в ходе следствия. Навальный требует рассмотреть просьбу ветерана «прекратить допрос».

Адвокат Кобзев против того, чтобы оглашать показания: прокурор не объяснила, в связи с чем считает это необходимым, говорит он. «При наличии существенных противоречий», — объясняет прокурор: в свободном рассказе потерпевший говорит, что события, которые с ним произошли летом, он уже плохо помнит и просит «прекратить допрос».

13.10. Заседание возобновилось, связь с пострадавшим ветераном восстановили, одна женщина рядом с ним сменилась другой — на сей раз это судья, о которой ранее уже говорилось в ходе заседания. Впервые за три часа стало возможно услышать речь ветерана: он сказал «Понятно» в ответ на вопрос судьи, понятны ли ему его права.

Пострадавшего просят рассказать, что ему известно по настоящему колонному делу. «Говорите громче», — просит он. Судья повторяет. «Я ветеран войны, полковник в отставке. Получил ранение, участвовал в партизанском движении, воевал на Втором белорусском фронте, потом 39 лет служил в армии», — отвечает Артёменко.

«В июне на даче я узнал, что Навальный назвал меня предателем Родины, и это меня очень огорчило. Я вынужден защищать свою честь. Я раньше давал подробные показания, сейчас плохо себя чувствую и прошу, чтобы Навальный публично принес извинения передо мной и памятью актера Ланового», — продолжает он.

12.50. Вышла заминка с опросом по видеосвязи пострадавшего ветерана: в зале суда его практически не слышно. Женщину, которая была видна в кадре рядом с ветераном, в начале процесса представили как сиделку, но сейчас судья говорит, что это дочь Артёменко. «Может быть, там находится следователь. Может, там Маргарита Симоньян бобра ест. Поверните камеру, покажите, кто дирижирует этим процессом», — настаивает Навальный.

Внезапно выясняется, что вместе с пострадавшим находится мировая судья. Она по решению председателя суда направлена туда, чтобы обеспечить объективность правосудия. Навальный требует направить туда камеру. «Она что, голая там сидит, почему нельзя её показать?»
«У неё есть право на тайну изображения», — говорит судья. «Может, там еще следователь сидит», — отвечает Навальный.
В итоге судья объявила перерыв: будут налаживать связь с пострадавшим.

12.30. Всë «дело о клевете» изобрели пиарщики, говорит Навальный в суде. «Против меня всегда фабрикуют дела, но власти испытывают большие проблемы, когда дела доходят до судов. Не потому, что я такой хороший, а потому что я говорю простые вещи, с которыми все согласны. Я говорю „бессовестные прокуроры“ — и все согласны. Я говорю „судьи продажны“ — и все согласны. „Единая Россия“ подаёт на меня в суд, и все согласны со мной. Поэтому понадобилось что-то более святое», — говорит оппозиционер.

Кампания в поддержку поправок к Конституции была совершенно холуйской, добавляет Навальный.
«Достаточно, ваше отношение к обвинению суду понятно», — перебивает судья.
«Дайте договорить, я близок к середине», — отвечает Навальный.

«Клевета — это умышленное деяние в отношении конкретного человека. Я фамилии Артеменко не упоминал. Когда я говорю, что „Единая Россия“ — это партия жуликов и воров, это что — каждый член „Единой России“ может на меня в суд подавать? Вы извратили уголовное право, врете что я оклеветал Артеменко», — продолжает Навальный

12.18. Судья предложила прокурору начать предоставление доказательств. «А как же мое отношение к обвинению», — удивляется Навальный. По закону отношение высказывает либо защита, либо сам обвиняемый, говорит судья. Но после короткой перепалки слово ему дают.

12.10. Экспертиза не нашла в словах Навального клеветы, говорит адвокат Кобзев. Защита обратилась к заведующему отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, профессору Анатолию Баранову. Он пришёл к выводу, что высказывания Навального — не клевета, а оценочные суждения, «отражающие мнение автора».

11.50. Адвокат Навального Кобзев зачитывает отношение защиты к обвинению. «Обвинение является
произвольным, неясным, неконкретным, противоречивым, противоречащим нормам действующего законодательства, а значит — незаконным», — говорится в документе.

В обвинении не уточняются конкретные слова или фразы, которые якобы порочат честь и достоинство Артёменко. Следователь просто полностью процитировал тексты публикаций Навального, говорит Кобзев. При таких обстоятельствах, считает адвокат, непонятно, что именно нужно опровергать.

11.45. Судья даёт слово прокурору — той же самой Екатерине Фроловой, что была прокурором и на заседании по замене срока Навальному.

Прокурор объясняет, что Навальный оклеветал ветерана, высказавшего свою позицию в отношении поправок к Конституции. А именно: разместил 2 июня 2020 года на своем персональном канале в Telegram видеоролик, в котором Артёменко выражает свою гражданскую позицию в отношении поправок, а под ним опубликовал сообщение, в котором называл выступающих за поправки «позором страны, людьми без совести, предателями».

«Навальный распространил в выступлении сведения, не имеющие отношения к действительности, которые умаляют его достоинство и подрывают репутацию», — зачитывает прокурор.
У Навального спрашивает, понятно ли обвинение. Тот отвечает, что нет: он не знаком с Артёменко и не знал ничего до того момента, когда к нему пришла полиция.
Судья: «Признаете себя виновным?»
Навальный: «Конечно, нет!»

11.35. Рассмотрение по делу о клевете Навального на ветерана продолжилось. Адвокат Михайлова говорит, что защитникам оппозиционера так и не дали пообщаться с подзащитным наедине. Задают вопросы потерпевшему. Истец — ветеран Артёменко — тревожно смотрит в камеру. «Возражений не заявлено», — констатирует судья. «Обращаю ваше внимание на то, что пострадавший явно не понимает, о чем идет речь», — замечает Навальный. Судья говорит, что его услышала и, посовещавшись с собой, решает продолжать.

11.25. Хотя у Бабушкинского суда всё утро не происходит ровно ничего интересного, силовики на всякий случай наготове: у метро «Бабушкинская» корреспондент «Открытых медиа» заметил автозак и три полицейских ПАЗика.

10.25. Судья объявляет стадию ходатайств. «Вот у меня ходатайство», — берёт слово Навальный. У пострадавшего спрашивают, хочет ли он лечь. За него отвечает родственница и говорит, что «всё нормально».

Навальный просит разрешить видеосъемку судебного заседания, поскольку процесс с самого начала носит «пиаровский характер». Ему говорят, что видеосъемки не будет и всех, кого можно было, в зал пустили.

Судья объявляет перерыв на ознакомление Навального с материалами дела, адвокаты просят удалить конвой. Судья не знает, есть ли такая возможность. Навальный напоминает, что по закону имеет право на конфиденциальное общение с адвокатами. «Сейчас мы спросим», — говорит судья и углубляется в телефон. В итоге из зала выводят всех, включая журналистов.

10.21. Судья: «Потерпевший Игнатенко участвует по видеоконференцсвязи».
Адвокат Кобзев: «Он же не Игнатенко».
«Артёменко», — поправляется судья".
«Да какая разница», — иронизирует Навальный.

Ветерана, напоминаем, зовут Игнат Артёменко. Он в кадре сидит неподвижно уже около пятнадцати минут. Но подтверждает, что ему известны его права. Навальный опять требует прекратить издеваться над ветераном, дать ему лечь и снять с него мешающую дышать маску.

10.15. Навальный заявил суду, что не знаком с материалами дела. Судья удивлена: «Дело в суде находится с августа месяца».
Навальный: «С августа месяца у меня было много дел».
Судья: «Вам еще раз обвинительное заключение вручить?»
Навальный говорит, что хотя бы полчаса на ознакомление не помешало бы.
Судья: «Будет стадия ходатайств — заявите».

10.09. Пострадавший ветеран, судя по интерьеру на заднем фоне, находится дома, весь в орденах. Какая-то женщина натягивает на него маску. «Может, перестанете издеваться над пострадавшим? Он и так еле дышит, до конца процесса не доживет, зачем ему маска?», — говорит Навальный.

«Санитарные правила никто не отменял», — парирует судья.

10.05. Пострадавший от «клеветы» Навального 94-летний ветеран Игнат Артёменко появился в суде по видеосвязи.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления