Кокорин и Мамаев должны сидеть до конца года — Открытые Медиа

Кокорин и Мамаев должны сидеть до конца года

фото: Коммерсантъ

Как выносили приговор футболистам-дебоширам, рассказывает корреспондент «Открытых медиа»

Пресненский суд Москвы в среду приговорил к реальному сроку полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева, нападающего «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла и их приятеля Александра Протасовицкого. Братьям Кокориным судья Елена Абрамова назначила 1,5 года колонии, Мамаеву и Протасовицкому — на месяц меньше.

Суд установил, что обвиняемые устроили две драки в центре Москвы с разницей в два часа. Все они признаны виновными в хулигантстве, причинении легкого вреда здоровью, а Мамаев и Протасовицкий — еще и в побоях (статья 213, 115 и 116 Уголовного кодекса).

На оглашении приговора случился аншлаг: поддержать футболистов приехали родственники и друзья, а также сотни журналистов. В итоге все желающие не влезли в зал, на входе случилась давка. Пострадала даже конвойная собака — овчарке отдавили лапу, и начался жуткий лай.

Фигуранты дела не изменили своему привычному стилю и оделись во все черное. Выделился только Александр Кокорин, выбравший белую футболку.

Приговор судья Елена Абрамова оглашала почти два часа. Всё это время подсудимые стояли в стеклянном аквариуме в наручниках — впервые с них не сняли браслеты в зале суда.

По итогам судебного разбирательства история дебоша, доведшего приятелей до колонии, получилась такой.

Осенью прошлого года Александр Кокорин и Павел Мамаев отмечали 10-летие дружбы. В ночь на 8 октября они возвращались из Санкт-Петербурга на «Сапсане». На вокзале их встречал младший брат Кокорина Кирилл. Сначала компания поехала в московский клуб «Secret Room». Там молодые люди познакомились с девушками, а в два часа ночи они всей компанией решили сменить дислокацию и отправиться в мужской клуб «Эгоист». Там встретили еще несколько знакомых девушек.

Во время процесса в телеграм-каналах публиковались фотографии чеков из заведений, в том числе и из этого клуба. Судя по ним, молодые люди не мелочились, только стриптизерш за ночь вызывали три раза.

Уже утром друзья решили позавтракать в «Кофемании». Чтобы добраться до кафе, кто-то вызвал такси. Но неожиданно подруга Мамаева Александра Подзнияковиене села в припаркованный неподалеку от «Эгоиста» белый Mercedes. Она спросила шофера: «Вы водитель Кокорина?» По её версии он ответил: «Я таких петухов не вожу». Как оказалось, это был Виталий Соловчук — шофер ведущей Первого канала Ольги Ушаковой.

В этот момент Мамаев открыл дверь и объяснил Александре, что она села не в ту машину. Но девушка начала жаловаться на грубость. В итоге футболисты решили не оставлять без внимания оскорбления и начали драку, в которой сломали шоферу нос. Кирилл во время потасовки постоянно спрашивал, почему же Соловчук так назвал его брата. Но внятного ответа он не услышал. Соловчук потом во время допросов настаивал, что вел себя «корректно и вежливо», но то, что произносил фразу про петуха, не отрицал.

Следующая потасовка произошла в «Кофемании», куда компания все-таки добралась. За соседним с ней столиком расположился глава департамента Минпромторга Денис Пак. Футболисты с друзьями были уставшие, Мамаев спал. Этот момент даже попал на видео. Протасовицкий сказал Паку: «Извините, но вы очень похожи на певца Psy, и спел песню «Gangnam Style». Пак возмутился и, как утверждали обвиняемые, высказал свою версию того, на кого они похожи, выбрав для этого матерное слово на букву «у», созвучное с «баранами». Тогда Кокорин-старший ударил его стулом. В этот момент в потасовку вмешался друг Пака — гендиректор НАМИ (разработчика президентских автомобилей Aurus) Сергей Гайсин. Он пытался успокоить компанию, но получил пощечину. Следствие расценило это как побои.

Сам Пак утверждает, что просто сделал замечание компании, так как она вела себя «по-хамски».

После возбуждения уголовного дела его фигуранты извинились перед Соловчуком. Мамаев открыл счет в банке на имя водителя и перечислил туда 500 тысяч рублей, но тот до сих пор не забрал деньги. Александр Кокорин неоднократно извинялся перед Паком, но тот так и не принял извинений.

В итоге суд назначил всем четверым фигурантам дела наказание в точности, как просила прокурор Светлана Тарасова. «Все показания свидетелей полностью изобличили подсудимых в инкриминируемых им преступлений, что доказывает их вину», — сказала она после заседания.

«Приговор слишком формальный, — возражает адвокат Кокорина-старшего Татьяна Стукалова. — Суд основывался только на показаниях потерпевших, но не учел показания остальных свидетелей». Она пообещала обязательно подать апелляционную жалобу.

«Мы обсудим вопрос обжалования с Павлом 13 мая», — более осторожно говорит адвокат Мамаева Игорь Бушманов. Дело в том, что все фигуранты дела уже сейчас имеют право просить о досрочном освобождении. Но главное условие для этого — вступление приговора в законную силу. Однако если будут поданы апелляционные жалобы, просить помилования будет невозможно до их рассмотрения. А апелляция может растянуться на пару месяцев.

Учитывая, что фигуранты дела находятся в СИЗО с 10 октября 2018 года, а день в изоляторе зачитывается за полтора в колонии, они уже отсидели 10,5 месяца. Получается, что без досрочного освобождения братья Кокорины смогут выйти на свободу до конца ноября, а Мамаев и Протасовицкий — в октябре.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления