К чему могут привести перманентные протесты на улицах столицы? — Открытые Медиа

К чему могут привести перманентные протесты на улицах столицы?

Фото: EPA/YURI KOCHETKOV/ТАСС

В Москве тупик: недовольные не собираются прекращать акции, но и власть на попятную не идет. Есть разные сценарии развития событий

Почему избрали силовую тактику

Как известно, генералы всегда готовятся к прошлой войне. А так как Россией правят люди в погонах и многие их них действительно генералы, то этот тезис может много нам прояснить, почему власть так себя ведет сейчас и как она поведет себя дальше.

Силовой сценарий реагирования на политические протесты в Москве выбран властью не случайно и не в панике. По сути, все годы после первой «цветной» революции Владимир Путин и его окружение методично готовились именно к силовому сценарию удержания власти. Чем больше всевозможных революций происходило в ближнем и дальнем зарубежье, тем больше российская верхушка убеждала себя в безальтернативности силового пути подавления любой оппозиции.

Параллельно шла активная обработка подконтрольного сегмента населения в том духе, что все, кто против нынешней власти — против России, они иностранные шпионы, «хотят как на Украине» и так далее. То есть говорить с оппонентами не о чем и даже преступно: они же ничего другого не хотят, кроме как разрушить страну!

В такой логике любые претензии к власти — это всегда претензии на власть над Россией, а значит — подготовка к вооруженному восстанию. Ибо в логике Кремля только дураки и слабаки проигрывают выборы и отдают после этого власть. А так как они умные и никогда не проиграют выборы, пока сами же их и проводят, то и власть у них рано или поздно придут отбирать с оружием в руках. Следовательно, надо не ждать, а готовиться — отсюда растущие штаты и бюджеты карательных органов и бесконечное думское запрещательство.

Именно неизбежностью грядущего силового столкновения с оппозицией объяснялась и полная зачистка политического поля, и вообще все бесконечные закручивания гаек: мол, может быть, мы и пересаливаем кое-где, но это все мелочи на фоне того, что вот-вот из подполья вылезут до зубов вооруженные «боевики оппозиции» и тут уж точно будет не до сантиментов.

Естественно, что в такой логике нельзя давать оппозиционерам даже теоретическую возможность получить депутатские мандаты: ведь в Киеве оппозиционные депутаты были среди протестующих и, размахивая «корочками», мешали силовикам наводить конституционный порядок! Собственно, именно по этой логике никаких оппозиционеров ни в какой парламент в России и не пускают. Во всяком случае, можно не сомневаться, что решение снять с выборов всех радикальных критиков власти принималось и обосновывалось в том числе с оглядкой именно на эту логику.

Этой же милитаристской и конспирологической логикой охотно пользовались и даже злоупотребляли региональные и местные чиновники, извлекшие из «генеральского» бреда практическую пользу для себя: если любое возмущение людей по поводу их бесчинств или беспомощности описывать начальству в терминах «готовят майдан», «иностранное влияние», «экстремисты», самому нерадивому чиновнику все сойдет с рук.

Что пошло не так

Очевидно, что события в Москве развиваются вовсе не так, как рассчитывала власть. Тем более что она, судя по всему, вообще не предполагала, что выборы в Мосгордуму приведут к массовым уличным протестам в сезон отпусков.

И тем удивительнее для власти и силовиков, что, несмотря на чрезмерную жестокость и решительный отпор, протесты не прекращаются. Это создает нервозность на всех уровнях.

Казалось бы, на первый же вызов с улиц был дан решительный и давно отрепетированный ответ, который своей мощью должен был отбить всякое желание протестовать дальше. Но силовые акции против протестующих не привели к остановке протеста, и теперь не очень понятно, что делать дальше и к чему приведет превращение насилия на улицах в рутину.

Что же пошло не так в Москве?

Во-первых, со стороны протестующих никаких насильственных действий страшнее бросания стаканчика, пластиковой бутылки или урны в сторону вооруженных до зубов силовиков не было отмечено.

Несмотря на то, что следователям и судам это вовсе не мешает карать ни в чем не повинных людей так, будто они жгли и убивали, а пропагандистам вопить так, будто «враги сожгли родную хату», но на обывателей все это производит не столь однозначное впечатление. Как, впрочем, и на тех силовиков, которые сохранили хоть какие-то мыслительные способности. Даже на тщательно освещаемые российскими СМИ массовые беспорядки в Париже все это мало похоже, а уж про вооруженное восстание и тем более лучше не заикаться.

Во-вторых, те оппозиционные персонажи, которые много лет подвергаются системному шельмованию и заранее провозглашены вождями грядущего майдана, нейтрализованы накануне основных протестов.

Арест вожаков — это вполне логичный шаг, если исходить из тезиса о том, что народные протесты кто-то организует в ручном режиме и все эти деятели властям хорошо известны.

Но продолжение протестов и даже их нарастание в условиях изоляции лидеров ставит под вопрос всю властную логику: выходит, дело вовсе не только в вожаках, а может быть, и вообще не в них!

В-третьих, нельзя все-таки упускать из виду число протестующих и сочувствующих им. Исходя из той фантазийной картины мира, которую нарисовали себе кремлевские стратеги, большинство населения страны в любом случае за них, а против них — лишь крайне ограниченная группа лиц, так или иначе связанных между собой и с заграницей. Естественно, что в такой логике в сытой и благоустроенной Москве протестующих не может быть больше нескольких тысяч хорошо известных властям активистов и штатных бунтарей, которых планировалась нейтрализовать и напугать, массировано использовав Росгвардию и полицию.

То, что протестующих и недовольных больше, чем предполагалось, а гипотетически лояльное большинство населения остается равнодушным и не торопится выйти на площади с поддержкой полицейского насилия и обожаемой власти, ставит под вопрос адекватность картины мира, рисуемой пропагандой.

Итак, вместо разового и всесокрушающего удара по штабам оппозиции и случайно выбранным протестующим, после которого протесты должны были закончиться, власть оказалась в странном положении: удары приходится наносить раз в неделю, и они все меньше и меньше похожи на способ решить проблему, а ведь на дворе еще только август!

Оборона тупика

Правда в том, что нынешняя власть не только не ищет выхода из создавшегося тупика, но пока даже и не собирается начинать это делать. Потому что она этот тупик строила много лет своими руками и ей самой он кажется сияющим городом на холме, который осаждается врагами, и потому отступать нельзя, а можно только сопротивляться до последнего.

Но все-таки мы имеем дело именно с тупиком, затхлым и бесперспективным. И защитникам тупика, к их раздражению, приходится вовсе не отражать путинским чудо-оружием орды солдат НАТО на далеких рубежах, а бить на улицах Москвы безоружных мальчиков и девочек, которые мало того, что не боятся, так еще и не кончаются, а приходят снова и снова.

Теоретически бить и сажать недовольных и невооруженных людей можно довольно долго, и любители пугать самих себя и окружающих массовыми репрессиями сейчас на коне. Но время работает против Путина и его окружения, потому что происходящее разлагает ту самую административную вертикаль, на вершине которой они восседают.

Замешательство по поводу совершенно проходных выборов, которые в других регионах проходят без сучка и задоринки, заставляет нижние этажи правящей элиты если не роптать, то как минимум удивляться.

Все в России прекрасно знают, какой ценой хорошеет Москва при Сергее Семеновиче Собянине: все деньги уже много лет свозятся в столицу и большей частью там и остаются, причем именно под тем предлогом, что москвичей надо закармливать и ублажать, дабы не случилось какого-нибудь бунта. Остальные регионы (за исключением Чечни, по поводу которой объяснение примерно такое же) должны выкручиваться самостоятельно.

И вот итог: Россия ограблена и лишена выборов, чтобы никто не роптал по поводу грабежа, но именно москвичи, ради успокоения которых якобы все и делалось, выходят протестовать! Конечно же, их демонстративно и жестоко разгоняют, но с точки зрения регионального служаки все это выглядит какой-то столичной игрой в поддавки с неочевидным результатом. Почему массовый и затяжной протест вообще возможен в сытой и благоустроенной Москве, и к чему тогда готовиться регионам, где поводов негодовать у населения еще больше? Путинские симпатизанты всех мастей, потребители официозной пропаганды и ее изготовители не могут взять в толк, почему много лет позировавшая с решительным лицом федеральная власть не может разогнать раз и навсегда каких-то там людишек на московских улицах, тем более что, как много лет говорилось, их буквально несколько человек и все они агенты и наймиты.

При этом для самих привыкших к хорошему москвичей демонстрируемое последние недели отношение власти к ним как к взбунтовавшимся зэкам уже кажется чрезмерно жестоким и только провоцирует на дальнейшее сопротивление.

В итоге возникает возрастающее напряжение в системе: с одной стороны, надо давить все сильнее и сильнее, бить и сажать все яростнее и беспощаднее, чтобы закончить эту историю и продемонстрировать всей России, что ситуация под контролем. С другой — все это остервенелое битие лишь демонстрирует отсутствие у власти других методов и настраивает против нее тех, кто изначально был вполне лояльным.

Наивно полагать, что Путин пойдет на перенос выборов Мосгордумы, поставив тем самым точку в нынешней кампании. Юридически это едва ли возможно, а политически будет выглядеть еще хуже, чем протесты — и как слабость, и как растерянность. Притом, что любые новые выборы неминуемо вернут ситуацию в нынешнюю колею, если, конечно, не пойти на либерализацию политической жизни в стране, что невозможно в логике нынешнего руководства.

Что же дальше? Очевидно одно: ситуация в Москве и России будет развиваться хаотично, никем не управляемая и не предвидимая. Да, очень может быть, что нынешняя протестная волна все-таки будет остановлена насилием в ближайшее время. Но столь же вероятно, что увлекшись насилием, верховная власть натворит каких-нибудь совершенно непредсказуемых глупостей, которые ускорят ее собственное обрушение под давлением внутренних противоречий. И тогда в диалог с протестующими от имени власти вступят уже совсем другие люди из её второго или даже третьего эшелона, предварительно избавившись от «генералов».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Федор Крашенинников, политолог

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления