Глеб Черкасов: У источников «Коммерсанта» довольно подробные знания — Открытые Медиа

Глеб Черкасов: У источников «Коммерсанта» довольно подробные знания

Заместитель шеф-редактора «Коммерсанта» Глеб Черкасов рассказал «Открытым медиа», что пока рано говорить о том, что отставки Матвиенко не будет

Главный редактор «Коммерсанта» Владимир Желонкин не возражал против публикации на первой полосе статьи об отставке спикера Совфеда Валентины Матвиенко, а претензии к заметке у него появились лишь спустя неделю после публикации. Объявивший вчера о своём уходе из газеты заместитель шеф-редактора «Коммерсанта» Глеб Черкасов рассказал «Открытым медиа», как эта заметка появилась в газете, какие к ней были претензии — и почему он не мог остаться работать в издательском доме после этого скандала.

Желонкин выступил за публикацию заметки

Статья о возможном новом месте работы Матвиенко появилась в «Коммерсанте» 17 апреля, а претензии появились лишь через неделю, 23 апреля, говорит Черкасов. И изначально Владимир Желонкин, который теперь утверждает, что при её подготовке были нарушены «редакционные стандарты „Коммерсанта“», никаких претензий не предъявлял.

Издательский процесс в «Коммерсанте» устроен так. Номера газеты сдают по очереди Черкасов и еще один заместитель шеф-редактора, Александр Стукалин. Желонкин тоже участвует в обсуждении материалов, в том числе и номера от 17 апреля, в котором появилась статья о Матвиенко. Черкасов, который отвечал за тот самый выпуск, обсуждал статью с главным редактором, рассказал он в разговоре с «Открытыми медиа». Однако руководители «Коммерсанта» не спорили о том, нужно или нет публиковать текст. Вопрос был лишь в том, на каком месте на первой полосе газеты должна выйти эта заметка. В том, что это первополосный материал, ни у кого, включая Желонкина, сомнений не было.

Претензии появились лишь спустя несколько дней — но кто именно их инициировал, Черкасов точно не знает. Он полагает, что недовольной оказалась именно глава верхней палаты парламента. Авторы статьи со ссылкой на свои анонимные источники утверждали, что сменить Матвиенко на посту спикера Совета Федерации должен глава службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

«Якобы Валентина Матвиенко была недовольна материалом о том, что она может покинуть пост спикера Совета Федерации. Мне Валентина Матвиенко не жаловалась, мы с ней не разговаривали. Это мне было передано главным редактором», — рассказывает Черкасов, который курирует работу блока политики в издательском доме. Он напоминает, что это не первый случай недовольства «Коммерсантом» со стороны спикера Совфеда. Претензии появлялись к публикациям петербургской редакции газеты, и к статьям ныне закрытого еженедельника «Власть», вспоминает он.

Уволить всех

Изначально акционер издательского дома — им с 2006 года является миллиардер Алишер Усманов — через своих представителей требовал уволить всех пятерых авторов заметки, а заодно — и главного редактора Желонкина. Это требование появилось перед майскими праздниками. Черкасов счёл требование наказать всех авторов несправедливым. «Часть коллег просто брали комментарии к этой статье, и я выразил решительное несогласие с тем, что за это надо увольнять», — говорит он. Черкасов в таком случае предложил уволить и его самого — ведь это именно он готовил злополучный номер и редактировал эту статью.

Переговоры с представителем акционера, по его словам, шли почти месяц. Через какое-то время выяснилось, что владелец «Коммерсанта» уже не настаивает на увольнении Желонкина и всех авторов заметки, но требует убрать двух соавторов — Ивана Сафронова и Максима Иванова. «Я надеялся, что в ходе переговоров вопрос будет снят. Но в конце прошлой недели было принято решение об увольнении Сафронова и Иванова», — рассказывает Черкасов. После этого уйти из «Коммерсанта» решил и он.

Дело в том, что задолго до этого конфликта Черкасов говорил главному редактору: если его сотрудников решат уволить без его согласия, тогда и он сам напишет заявление об уходе. «Чтобы уволить моего сотрудника, должны быть предъявлены очень серьезные основания, с которыми я соглашусь. Тут таких оснований предъявлено не было», — объясняет заместитель шеф-редактора.

«Сигнал» или «шантаж»

Председатель совета директоров «Коммерсанта» Иван Стрешинский накануне заявил изданию The Bell о том, что ему поступил сигнал о том, что статья могла быть заказной. «Я не очень понимаю, что за „сигнал“ такой. Это слово мы не понимаем, а значит и не стоит его употреблять», — говорит Черкасов.

Сейчас Стрешинский говорит, что у представителей акционера возникло подозрение, что статья о Матвиенко была заказной. И именно поэтому Желонкин потребовал у авторов заметки раскрыть источники, которые и рассказали о готовящейся рокировке в руководстве страны — что журналисты сделать отказались. Сам Черкасов уверен, что никаких правил журналисты не нарушали, а данные ими объяснения его устроили."Я знаю, что это за источники, я понимаю мотивы авторов, которые не хотят их раскрывать, тем более в такой напряженной ситуации", — отметил он.

Бывает, что после выхода журналистских материалов информация опровергается, говорит Черкасов. И часто через некоторое время приходится опровергать уже это опровержение. «Даже если наши источники наврали, или мы не слишком адекватно оценили степень их информированности — хотя я знаю, что это довольно подробные знания, — то в этом случае я считал бы адекватной мерой штраф для того, кто вел номер — для меня. Но я считаю, что для штрафа на тот момент не было оснований. А увольнение людей, у которых было много первых полос и удачных материалов — совершенно неадекватное решение», — считает заместитель шеф-редактора.

Тот же Стрешинский обвинил 11 человек, которые решили уволиться вслед за Ивановым и Сафроновым, в шантаже руководства и акционера «Коммерсанта». Черкасов отвергает и это обвинение. «Шантаж предполагает какой-то результат. Если бы мы хотели шантажировать, мы подписали бы заявление [о нашем уходе. — ОМ] до того, как ребят [Иванова и Сафронова] начали увольнять. Мы подписали после, потому что мы не согласны, мы не можем принять такое решение», — объясняет журналист.

Извинения за пропуска

После того, как 20 мая Иван Сафронов и Максим Иванов объявили, что от них потребовали уйти из «Коммерсанта» по соглашению сторон, 11 их коллег, включая Черкасова и отдел политики газеты в полном составе, объявили о своём уходе в знак солидарности с уволенными.

Ни руководство «Коммерсанта», ни его акционеры после этого не стали вести переговоры с этими сотрудниками, утверждает Черкасов. Однако они и сами не откажутся от своих планов, если руководство издательского дома не вернёт двух уволенных корреспондентов — а оно это делать не собирается, считает он."Если будут восстановлены в правах Сафронов и Иванов, и последует предложение всем остальным это обсудить, я это обсужу. Без восстановление Сафронова и Иванова я предмета для каких-то долгосрочных переговоров не вижу", — говорит Черкасов.

Утром 21 мая Черкасов и его коллеги из отдела политики «Коммерсанта», накануне объявившие об уходе из газеты, узнали, что их пропуска в офис издания не работают. Тем не менее, с корреспондентом «Открытых медиа» он беседовал из своего рабочего кабинета. «Я заказал временный пропуск и по нему прошел», — объяснил Черкасов. Главный редактор Владимир Желонкин принес ему извинения и заверил, что пропуска будут восстановлены, говорит он.

Уйдёт ли Матвиенко?

Ошибся или нет «Коммерсантъ», анонсировав отставку Валентины Матвиенко со слов своих источников, можно будет сказать только тогда, когда кандидат от Кремля на пост губернатора Санкт-Петербурга представит свои кандидатуры на должность сенаторов. Это станет ясно в ближайшие месяцы.

По закону, каждый претендент на пост губернатора до дня голосования представляет список из трех кандидатов в сенаторы. Если его выбирают, то один из этого списка идет в Совет Федерации.

Матвиенко — сенатор от Санкт-Петербурга, который 8 сентября изберет нового градоначальника. Поэтому, говорит Черкасов, остается ли Матвиенко на посту спикера, или им может стать Сергей Нарышкин, станет ясно в тот момент, когда кандидат от «партии власти» выдвинет список из трех потенциальных сенаторов. «А до этого говорить о том, что этого [отставки Матвиенко. — ОМ] не произошло, как минимум, не очень правильно», — говорит он.

Денис Пинчук

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления