Чем грозит новая Холодная война — Открытые Медиа

Чем грозит новая Холодная война

Противостояние между Россией и Западом происходит по периметру российских границ. Любой инцидент может перерасти в широкомасштабные военные действия

От Карибского кризиса до Керченского

Похоже, что сами собой завершились споры о том, вправду ли началась вторая Холодная война. Прямое военное противостояние между Россией и Западом сегодня представляет собой неоспоримый факт. Оно происходит по всему периметру границ нашего государства. На западе российские дивизии готовятся к войне с войсками НАТО, на юге — с украинской армией, которая в кремлевской интерпретации является натовской марионеткой. Любой инцидент, включая преднамеренную провокацию, какой и было российско-украинское столкновение в Керченском проливе, может перерасти в широкомасштабные военные действия.

В такой конфликт неизбежно будут вовлечены не только отдельные западные страны, но и Североатлантический альянс в целом. Не случайно сразу же после столкновения в Керченском проливе Киев поспешил обратиться за помощью к государствам НАТО. Показательно и то, что очевидным ответом России на этот инцидент стало объявление о введении с 2019 года ограничений для прохода иностранных военных кораблей по Северному морскому пути. Американский ракетный эсминец McCampbell тут же появился в районе залива Петра Великого, дабы продемонстрировать намерение «поддерживать свободу судоходства».

В свою очередь Москва в ответ (это выглядит именно так) направила российские стратегические бомбардировщики Ту-160 в Венесуэлу, оживляя в памяти размещение советских ракет на Кубе, попытку Хрущева «подпустить американцам ежа в штаны» и Карибский кризис.

Россия и Запад уже сейчас повторяют конфронтационные стереотипы поведения, известные из истории первой Холодной войны. И подобные эскапады могут оказаться куда более опасными, чем в 1970-х и 1980-х годах прошлого века, когда участникам противостояния были предельно понятны «красные линии», за которые нельзя заступать. Тогда развязывание войны на Европейском континенте было очевидным табу.

Жить без договоров

Сейчас же стороны решительно освобождаются не только от неписанных правил, но и от давно подписанных договоров, которые позволяли контролировать военную деятельность. Вашингтон дает Москве 60 дней, чтобы устранить нарушения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Если ультиматум не будет выполнен, США грозят выйти из договора. При этом, будем откровенны, и сами обвинения, и требования сформулированы довольно туманно. Единственная конкретика была изложена Даниэлем Коутсом, руководителем национальной разведки США. По его словам, США зафиксировали испытания крылатой ракеты «Новатор 9М729». Сначала она была испытана со стационарной пусковой установки на дальность свыше 500 километров, что разрешается, если речь идет о ракете морского или воздушного базирования. А потом такая же ракета была запущена с мобильной установки на дальность, разрешенную для ракет наземного базирования. Американцы считают это доказательством попытки скрыть разработку ракеты, попадающей под запрещение РСМД.

Эта система доказательств требует, как минимум, пояснений, но в публичной плоскости они не прозвучали. Зато Вашингтон привел какие-то доказательства конфиденциально, для западноевропейских союзников, и они оказались достаточно убедительными: союзники полностью поддержали позицию США.

Ближайшее будущее предсказать не сложно. Договор РСМД проживет еще либо 60 дней — если Вашингтон реализует свои угрозы буквальным образом, либо восемь месяцев — если США будут все же соблюдать букву самого договора. После чего будет денонсирован. В результате останется крайне мало шансов для продления в 2021 году Договора о стратегических наступательных вооружениях. В итоге вовсе исчезнут соглашения, которые хоть как-то регулируют баланс ядерных сил.

Идеологический конфликт

Вряд ли следует искать успокоения в том, что эта новая Холодная война пока что не похожа на предыдущую, в ходе которой друг другу противостояли миллионные массы войск. Те же самые факторы, из-за которых «горячие» войны настоящего непохожи на военные конфликты прошлого — революция в военном деле, принципиально иные расклады политических сил, исключающие идеологическое противоборство двух систем, наконец, демографическая ситуация — делают и нынешнюю Холодную войну непохожей на предыдущую. В то же время неизменным выглядит источник таких войн — непримиримый конфликт между великими державами, который нельзя разрешить ни военным, ни дипломатическим путем.

Если прошлая Холодная война была вызвана противостоянием двух социально-политических систем, то нынешняя — результат противостояния сегодняшней политической практике Запада представлений Владимира Путина, которые разделяются подавляющим большинством россиян, о том, как устроен мир. И это нечто большее, чем предрассудки. Это вполне ясная идеология.

Мир этот имеет лишь косвенное отношение к реальности. Это мир Realpolitik. Только это не утонченный мир современной Realpolitik Генри Киссинджера, где баланс интересов ведущих мировых держав находится сложным путем учета не только военных, но прежде всего экономических интересов. Нет, это простой, если не сказать примитивный, Realpolitik Бисмарка, Меттерниха и… Сталина. Попросту говоря, крутые парни сидят за общим, «ялтинским», столом и ведут друг с другом бесконечную игру с нулевым результатом. Путинское выступление на Генеральной ассамблее ООН в 2015 году стало настоящим гимном «ялтинской системе». И уж совсем откровенен президент был на встрече с руководителями Вооруженных сил и ОПК в ноябре 2016 года: «стратегический баланс сил, который сложился в конце 40-х — 50-е годы прошлого столетия, позволил миру избежать крупных вооружённых конфликтов».

В этой системе более слабые, прежде всего в военном отношении, страны выполняют роль фигур на мировой шахматной доске. Они обречены подчиняться великим державам. Неслучайно, желая уязвить европейские государства, российский лидер периодически заводит речь об их «ограниченном суверенитете». Как раз эти представления Путина привели к украинскому кризису и присоединению Крыма. Российский президент твердо знает, что любое народное движение — это результат заговора иностранных спецслужб. Поэтому в киевском Майдане он увидел попытку Запада выкинуть его из-за «ялтинского» стола, за которым заседают вершители судеб мира. И ответил по-своему.

Разрешить подобный конфликт дипломатическим путем невозможно. Путин никогда не поверит западным «контрпартнерам», если те попытаются объяснить ему, что времена, когда Черчилль и Сталин кроили границы других стран по своему усмотрению, безвозвратно прошли. Любые попытки разъяснить ему это, он неизбежно посчитает лицемерием, желанием отстранить его от участия в мировых делах.

Игра на повышение ставок

У России нет ресурсов, которыми обладал СССР в первой Холодной войне. У нее фактически нет союзников — Организация Договора коллективной безопасности явно не тянет на Варшавский Договор-2. В то же время большинство европейских государств является членами НАТО. У России стареющее население, из которого при всем желании нельзя сформировать 5-миллионную армию советского образца. Если советская армия была эффективна только, когда оперировала гигантскими массами войск, современная российская эффективна ровно до тех пор, пока она действует небольшими силами. У России слабая экономика. Ее промышленность явно неспособна вести серийное производство всего спектра вооружений.

Что же остается для противостояния Западу? Гигантский ядерный арсенал. Именно поэтому даже в условиях кризиса Кремль ведет форсированное ядерное перевооружение. Однако и обладание ядерным оружием не дает Путину такого веса в решении мировых проблем, которого он желает. Единственный способ превратить ядерный потенциал в политический инструмент — доказать Западу, что в Кремле сидят не вполне адекватные люди. Люди, способные «нажать кнопку», не только в ответ на ядерную агрессию. На это направлены провокационные заявления о намерении «привести ядерные силы в повышенную боевую готовность» во время присоединения Крыма, о некоем «боевом патрулировании» стратегических бомбардировщиков над Мексиканским заливом.

Будучи гораздо слабее потенциального противника, Кремль обречен действовать максимально авантюристично, постоянно поднимая ставки и балансируя на грани военной конфронтации. При этом все новые авантюры будут прикрываться ядерными угрозами. В таких обстоятельствах любой инцидент в море и в воздухе — а их количество неизбежно будет увеличиваться по мере наращивания группировок НАТО в Балтийском и Черноморском регионах — может обернуться катастрофой. И в каждом из конфликтов, подобных корейскому или кубинскому, можно спалить планету.

Советские лидеры, правившие страной после Сталина, при всей их идеологической косности все-таки прошли страшную войну и действительно боялись ее. И когда возникала вероятность военного столкновения, они поднимали ставки лишь до определенного предела. А потом сдавали позиции, даже, если это было связано с очевидным унижением и потерей лица. Нынешний лидер, очевидно, не осознает, чем может обернуться бесконечная игра на повышение угроз использования ядерного оружия.

Таким образом, в ходе новой Холодной войны будут конкурировать два сценария развития событий: совершенно чудовищный и очень плохой. Чудовищный сценарий — непосредственный военный конфликт с Западом, который может начаться с эскалации взаимных угроз и неизбежно завершится уничтожением жизни на планете Земля. Очень плохой — возвращение к ситуации постоянного военного противостояния с гонкой вооружений, которая будет истощать экономику страны.

Мирное сосуществование

Именно поэтому сегодня пора вспомнить о позитивном опыте предыдущего противостояния России и Запада. Этот опыт зовется мирным сосуществованием. Необходимо сесть за стол переговоров и начать работу над новыми договорами, новыми мерами военного доверия.

Это непросто в ситуации, когда Кремль более чем вольно относится к своим международным обязательствам. Взаимное доверие просто отсутствует. Но это означает, что экспертам придется выработать новые способы проверки исполнения будущих договоров и соглашений.

Разумеется, от переговоров по этим сложнейшим вопросам было бы наивно ждать быстрых результатов. И тем не менее их нужно начать. Более того, пока отношения двух сторон столь конфронтационны, важны переговоры ради самих переговоров. Их ведение создает пространство неформального обмена мнениями и информацией, что может быть жизненно важным в ходе неизбежных будущих кризисов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Александр Гольц, военный обозреватель

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления