Чеченский депутат Ханбиев, «не любящий русских», состоял в СПС

Фото с сайта парламента Чечни

«Открытые медиа» изучили биографию, взгляды и мнения бывшего министра обороны непризнанной республики Ичкерии и действующего члена ЕР

«Падишах моего народа — чеченец. Я с русскими никогда не разговариваю. Я русскому никогда слово не говорю», — заявил в своём инстаграме депутат чеченского парламента от «Единой России» Магомед Ханбиев. Его цитаты разошлись в рунете после того, как перевод его слов с чеченского опубликовал в своем видеоблоге оппозиционный политик Алексей Навальный. В той же трансляции в версии Навального Ханбиев продолжает: «Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом и офицером. И я их сегодня даже не люблю. Я сын Ичкерии, вот так!»

«Открытые медиа» изучили биографию 56-летнего политика. Ханбиев не всегда был членом партии власти. Депутатом парламента Чечни Ханбиев стал лишь в 2005 году, но тогда — по спискам либеральной партии «Союз правых сил». В своем интервью «Кавказскому узлу» в 2005 году Ханбиев заявил, что СПС — это единственная партия, «которая никогда не поливала наш народ грязью. Все остальные говорили неправду и ложь про чеченцев и Чеченскую республику, например партия «Родина» [влилась в «Справедливую Россию» в 2007 году — «Открытые медиа"] — яркий пример. За СПС я наблюдаю лет, наверное, десять. Это наиболее близкая мне партия».

До середины нулевых у Ханбиева была не менее яркая биография. В конце 1990-х и начале нулевых он занимал пост министра обороны непризнанной республики Ичкерия. С начала второй чеченской кампании Магомед Ханбиев командовал Ножай-Юртовским фронтом, а в марте 2004 года, после захвата в заложники силовыми структурами Чечни более 40 родственников, Магомед Ханбиев сложил оружие и сдался властям, приводит его биографию «Кавказский узел». Сообщается также, что Ханбиев открыто конфликтовал с Шамилем Басаевым и лидерами ваххабитов.

Сам Ханбиев сейчас предпочитает этот период своей жизни публично не вспоминать. На его странице на сайте чеченского парламента лишь говорится, что с 1994 по 2005 годы тот «работал на различных должностях».

После окончания войны Ханбиев руководил одним из департаментов чеченского отделения СПС, по списка которой и попал в парламент. По словам журналиста Максим Шевченко, Ханбиев принадлежит к тейпу Беной, тому же, что и семья Кадыровых. В эфире радио «Эхо Москвы» Шевченко рассказал, что Ханбиев был ближайшим человеком к Аслану Масхадову, в 1997—2005 годах — главе Ичкерии.

Журналист полагает, что перейти на сторону России ему помог Ахмат Кадыров, во второй половине 1990-х — верховный муфтий Ичкерии, а с 2000 года — уже глава лояльной Кремлю администрации Чечни. Позже по поручению Рамзана Кадырова, сына убитого в 2007-м году Ахмата, Магомед Ханбиев занимался возвращением в республику беженцев и бывших боевиков.

Про Ханбиева писал даже The New Yorker. В статье «Дракон Путина», посвященной Рамзану Кадырову, Ханбиев сказал автору тексту Джошуа Яффе примерно то же, что повторил и недавно в своём инстаграме: «Русские генералы хотели быть здесь боссами, чтобы я оставался на коленях и умолял и рыдал перед ними. Оказывается, они проиграли, а я выиграл. Мы, чеченцы, стали богатыми, гордыми и независимыми от них».





Агрегатор

Проекты