Ваучерная приватизация, обманутые вкладчики, админресурс и «бумажный девелопмент»: как разбогател Шапошников — Открытые Медиа

Ваучерная приватизация, обманутые вкладчики, админресурс и «бумажный девелопмент»: как разбогател Шапошников

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ

О чём умолчал председатель Мосгордумы Алексей Шапошников в эфире «Эха Москвы» и что не так в его объяснениях.

«Поверьте, в этой организации проведена большая часть моей жизни», — сказал в эфире «Эха Москвы» спикер Мосгордумы Алексей Шапошников, имея в виду завод «Северянин». Продав акции этого предприятия, парламентарий заработал почти 2 млрд рублей.

Такой доход — примерно в пять раз больше, чем у всех остальных депутатов вместе взятых, как отметил Алексей Навальный, вызвал много вопросов. Чтобы ответить на них, Шапошников и пришёл 4 июня на «Эхо Москвы».

Основная мысль парламентария: завод «Северянин» — большое и богатое предприятие, сам он отработал там много лет, заодно скупая акции. Собрав полный пакет, Шапошников удачно его продал, причём это заслуга менеджмента и внешних консультантов. Как говорит сам политик, избравшись в 2014 году в Мосгордуму, он уже не вникал в дела своего бизнеса.

«Открытые медиа» рассказывают то, о чём сам политик умолчал в эфире «Эха Москвы», — о четырёх шагах, которые позволили ему в 2018 году получить 2 млрд кэшем.

Первый шаг: ваучерный аукцион

В советское время на севере Москвы — между Ярославским шоссе и парком «Лосинный остров» — располагалось 45-е производство Московского электролампового завода. Там делали приборы ночного видения.

В 1992 году предприятие было преобразовано в акционерное общество «Северянин»: 51% акций распределили среди работников, 20% осталось в госсобственности, а 29% выставили на чековом аукционе, видно из имеющихся у «Открытых медиа» документов. Чековый аукцион означал, что купить бумаги может любой желающий (предложивший лучшую цену на торгах), оплатив их не деньгами, а ваучерами.

Аукцион состоялся 31 августа 1994 года. За 29-процентный пакет победители дали примерно 12 000 ваучеров. Кто именно были эти победители, не видно из документов, которыми располагает издание. Но собеседник редакции, ещё один акционер «Северянина», говорит, что 25% акций получил чековый инвестиционном фонде (ЧИФ) «Профи».

ЧИФ «Профи» был создан в 1992 году профсоюзами Минобороны, органов госбезопасности и ветеранами вооруженных сил. Главой фонда стал 19-летний студент-юрист Алексей Шапошников. Но фактически всем заправлял отец Алексея, Валерий Шапошников, полковник юстиции в отставке, уточняла газета «Коммерсантъ».

Образец акции чекового фонда «Профи» с подписью Алексея Шапошникова. Источник: altukhov.clan.su/forum/66−2595−1.

Как ЧИФ «Профи» боролся за недвижимость

ЧИФ «Профи» скупал на чековых аукционах бумаги предприятий, чтобы получить их недвижимость. Например, в 1994 году, как писал «Коммерсантъ», фонд приобрёл 19% акций АО «Программпром» (предприятие разрабатывало программное обеспечение для ВМФ и гражданской авиации) и развязал настоящую войну: в ход шла смена охраны территории, давление сотрудников спецслужб на судей, скупка акций прямо на рабочих местах, а чтобы попасть на общее собрание акционеров сотрудники фонда демонстрировали вахтерам «корочки» Федеральной службы контрразведки (позже переименованной в ФСБ). При этом ЧИФ интересовала лишь пара зданий предприятия общей площадью 10 000 кв. м. Однако фонду так и не удалось получить контроль над «Программпромом».

В началу нулевых ЧИФ «Профи» был переименован в ОАО «Фонд социальной защиты „Профи“». По данным системы «Спарк-Интерфакс», Алексей Шапошников оставался директором до 2007 года. Фонд наращивал контроль над «Северянином»: согласно отчётности 2004 года (самая ранняя из доступных), в это время на «Профи» и другие связанные с Шапошниковыми компании приходилось 46% акций.

Вкладчики фонда «Профи» ничего не получили за свои ваучеры и до сих пор ищут этот фонд (в интернете полно подобных объявлений: одно, другое, третье). В 2007 году Хорошевская межрайонная прокуратура пыталась отыскать «Профи», но не преуспела: установить местонахождение оказалось невозможно. Хотя согласно ЕГРЮЛ бывший ЧИФ существовал до 2017 года, только потом компания была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

Второй шаг: скупка акций

ЧИФ «Профи» как крупнейший акционер «Северянина» ставил своих людей в руководство завода. В конце 1990-х Валерий и Алексей Шапошниковы впервые появились на предприятии, Валерий стал замдиректора, вспоминает бывший акционер завода. Шапошников-старший занимал этот пост до 2004 года — до своего избрания в Мосгордуму, после его сменил Шапошников-младший.

Кто такой Валерий Шапошников?

Валерий Шапошников в советское время был военным судьёй, до 1992 года работал в структурах Минобороны. С начала 1990-х по 2004 год занимался бизнесом, дважды баллотировался в Госдуму, но не прошёл. В 2003 году выступал доверенным лицом Юрия Лужкова на мэрских выборах, а в 2004-м — доверенным лицом Владимира Путина на президентских. Тогда же прошёл в Мосгордуму, где отсидел три созыва — до 2014 года. Сейчас не занимает общественных постов, является генеральным директором фирмы «Ваш консалтинг», принадлежащей его сыну.

Шапошниковы скупали акции прямо на рабочих местах, продолжает собеседник «Открытых медиа». «В конце 1990-х на заводе было плохо с зарплатой, люди вынуждены были продавать свои бумаги. Скупка продолжалась вплоть до конца нулевых. Думаю, люди получали не больше 10% от того, сколько реально могли стоить их бумаги», — говорит наш источник.

Эти слова подтверждаются судебным спором Алексея Шапошникова с одним из миноритариев, который отказался по дешёвке продавать акции. В конце 2011 года Шапошников-младший, уже консолидировавший почти 98% акций, направил оставшимся миноритариям требование о принудительном выкупе. Ранее Шапошников нанял оценщика, который заявил, что всё предприятие стоит чуть больше 100 млн рублей, а одна акция — 671 рубль (уставной капитал на тот момент составлял около 160 000 акций).

Миноритарий Игорь Сапунков, владевший 0,62%, категорически не согласился с такой оценкой. Арбитраж продолжался шесть лет, каждая из сторон заказывала экспертизы. В итоге суд решил, что только недвижимость «Северянина» (без земли, которую завод арендовал, об этом ниже) — по кадастру — стоит 1,5 млрд рублей. Нормальная цена акции — 7003 рубля, а не предложенный Шапошниковым 671 рубль.

Сапунков — единственный, кто судился, остальные акционеры брали те деньги, что давал Шапошников, и не спорили, резюмирует собеседник «Открытых медиа». Сам Сапунков отказался разговаривать с ОМ.

Третий шаг: бизнес-центр вместо лабораторий

С приходом Шапошниковых на завод — в конце 1990-х — производство неуклонно сокращалось, а освободившиеся помещения сдавали в аренду. К концу нулевых «Северянин» фактически перестал быть заводом, а стал офисным и складским центром, говорит бывший акционер.

«„Северянин“ был значительно заточен под „оборонку“, а оборонзаказ долгое время сокращался. Но можно было пытаться как-то крутиться и выживать. Однако другой важный фактор — Шапошниковым это было не нужно. Их привлекал лёгкий и понятный арендный бизнес. Шапошников-старший любил говорить, мол, недвижимости у завода столько, что хватит на всех (в контексте разговоров с миноритариями, когда те спрашивали про дивиденды. — ОМ)», — рассуждает наш собеседник.

Главное достояние «Северянина» — «свечка», 12-этажное здание, возвышающееся над заводской территорией. Когда-то там находились лаборатории, а в середине нулевых «свечка» превратилась в деловой центр «Северянин».

Сайт «Северянина», 2009 год. Источник: интернет-архив Wayback Machine.
Только главный корпус завода со «свечкой» — более 20 000 квадратных метров, видно из Росреестра. А общая площадь недвижимости «Северянина» — более 25 000 метров, посчитали «Открытые медиа».

Цена квадратного метра на «Северянине», судя по судам с арендаторами, составляла 10 000−15 000 в год. Если хотя бы половина площадей сдавалась в аренду, бывший завод приносил владельцам 125−190 млн рублей выручки. Это соответствует официальным цифрам из бухотчетности: в 2015 году годовой оборот составлял 186 млн рублей, в 2017-м — 178 млн. Но из-за больших затрат по отчетности чистая прибыль не превышала 8 млн.

Четвёртый шаг: жилой комплекс вместо бизнес-центра

В интернете можно найти кадры осени 2018 года — снос делового центра «Северянин». Здание рушится, складываясь как карточный домик, обломки летят далеко за забор, едва не накрыв проезжающую мимо машину. В 2018 году Шапошников продал завод: бывшие корпуса снесли, а земля пошла под жилую застройку. Группа ФСК сейчас строит там 22-этажки.

«Северянин» располагался на земельном участке площадью около 23 000 метров, видно из отчётности ещё 1992 года. Но это земля принадлежала Москве, долгие годы завод её арендовал, выкупив только в 2012 году. К тому времени площадь участка выросла до 30 000 метров (трёх гектаров).

«Открытым медиа» не удалось узнать цену покупки земли у Москвы, но, вероятно, она была невысокой: назначение участка — для «эксплуатации существующих зданий с целью производства (…) приборов ночного видения», кадастровая стоимость — 366 млн рублей.

В 2014 году завод разбил землю на два участка, но назначение осталось прежним — производство приборов ночного видения.

Всё изменилось в 2018 году. 6 марта Алексей Шапошников подписал договор купли-продажи акций «Северянина» с ООО «Управляющая компания «Эверест Эссет Менеджмент» и находящимся под её управлением земельным паевым фондом. Этот договор ОМ обнаружили в открытом доступе на сайте одного из столичных застройщиков. «Эверест Эссет Менеджмент» основана акционерами девелоперской группы «Абсолют».

Как раз во время сделки изменилось назначение земли, выяснили ОМ. Так, 8 апреля 2018 года один из участков по-прежнему числился как промзона. А к 28 мая 2018 года оба участка уже были переведены под многоквартирную застройку. Шапошников получил первый транш денег за акции не позднее 8 июня, видно из расследования Алексея Навального.

Именно смена назначения привела к скачку стоимости земли и позволила Шапошникову получить 2 млрд рублей. Так, по словам руководителя проектов практики «Оценка» компании «НЭО Центр» Сергея Окунева, цена трёх гектаров промзоны — не больше 260 млн рублей. А три гектара под многоэтажную застройку могут принести хозяину участка 1−1,3 млрд рублей.

На месте завода «Северянин» строятся 22-этажные дома. Фото: «Открытые медиа».
Гендиректор компании «Гео Девелопмент — земельный рынок МО» Максим Лещев рассказал «Открытым медиа», что цена участка зависит от того, сколько квадратных метров жилья он может принести. Причём девелоперы готовы отдавать землевладельцам до половины потенциальной прибыли. В случае с «Северяниным» эта цифра как раз могла составить примерно 2 млрд рублей, следует из расчётов Лещева.
На месте бывшего завода «Северянин» возводится жилой комплекс «Настроение»: два 22-этажных здания и два корпуса переменной этажности. Стоимость строительства — 7,4 млрд рублей, себестоимость жилого квадратного метра — примерно 115 тысяч рублей, следует из расчётов Лещева. Для покупателя квадратный метр в таком ЖК начинается примерно от 180 тысяч рублей, продолжает Лещев. Значит, общая прибыль застройщика — от 4,2 млрд, из них примерно 2 млрд рублей ещё до начала стройки он мог заплатить за покупку земли.

Девелоперы строят дома, а хозяин земли, ничего не делая, получает половину прибыли. Хотя такой подход кажется несправедливым, по словам Лещева, в Москве он широко практикуется. «Есть даже такое понятие: „бумажный девелопер“ — человек, способный изменить назначение земли. Для этого нужен мощный административный ресурс. „Бумажный девелопер“ — один из самых выгодных видов бизнеса в Москве», резюмирует эксперт.

История с землёй привлекла внимание коллег Шапошникова по Мосгордуме 4 июня, когда ОМ впервые рассказали её. По словам депутата от КПРФ Елены Янчук, здесь возможна сделка с заинтересованностью и даже коррупция: «Как только участок спикера Мосгордумы перевели в новое назначение, то сразу выкупили за 2 млрд рублей — думаю, если бы такая земля была у человека, не связанного с властью, то сначала её бы купили, а потом бы перевели в новое назначение».

Сам Шапошников в эфире «Эха Москвы» сказал, что не знает, когда и как его земля изменила своё назначение. По словам депутата, удачная сделка с акциями — заслуга менеджеров.

Шапошников прочитал вопросы «Открытых медиа», направленные ему в мессенджере, но ничего не ответил. В компании «Эверест Эссет Менеджмент», купившей акции депутата, тоже не ответили на запрос ОМ. Пресс-секретарь группы ФСК — эта группа строит дома на месте завода — сказала, что они не комментируют ничего, связанное с Шапошниковым.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления