Почему отменять коронавирусные ограничения преждевременно — объясняем в 12 картинках — Открытые Медиа

Почему отменять коронавирусные ограничения преждевременно — объясняем в 12 картинках

Российские власти готовы праздновать победу над коронавирусом. В Москве уже сегодня, 9 июня, отменяют режим самоизоляции и пропуска, заявил мэр Москвы Сергей Собянин. Правительство разрешило с 1 июля туристические путешествия по России и даже поездки за рубеж, правда, пока только по важным делам. Между тем, даже официальная статистика показывает, что говорить о завершении пандемии в стране рано. При этом качество и точность данных вызывают вопросы. «Открытые медиа» перечисляют главные причины, мешающих радоваться внезапной отмене ограничений.

1. Число новых случаев заболевания в мае-июне росло почти ежедневно

«Москва — это не Россия!» — известный слоган как никогда точно описывает пандемию коронавируса. 30 марта — в день, когда начались нерабочие недели с самоизоляцией, в Москве и области пандемия коронавируса уже была в разгаре, но в большинстве регионов она только начиналась. В 14 регионах и вовсе не было ни одного инфицированного. Сейчас в Москве число заболевших коронавирусной инфекцией COVID-19 снижается почти каждый день, а вылечившихся уже больше, чем больных в активной фазе. А вот в других регионах ситуация гораздо хуже. 7 июня в России без учета Московского региона было зарегистрировано рекордное число новых случаев COVID-19 — 6274 (8 июня чуть меньше — 6233).

«В Екатеринбурге осталось 5% свободных коек для пациентов с коронавирусом», «Волгоград уходит в отрыв: коронавирусом заражены почти 1500 человек», «Исторический момент: как Северодвинск закрывают из-за вспышки коронавируса», «Минздрав [Новосибирской области] признал, что инфекционные больницы переполнены», «В Тольятти больницы переполнены из-за ситуации с коронавирусом», «Заканчиваются резервные койки: врачи попросили красноярцев соблюдать социальную дистанцию и носить маски», «Губернатор Псковской области объяснил резкий скачок заболеваемости COVID-19». Это заголовки региональных СМИ за последние несколько дней. Ежедневное число регистрируемых больных в России без учёта Москвы и Московской области продолжало поступательно расти на протяжении всего мая и начала июня.

2. Не соблюдено условие Роспотребнадзора — коэффициент Rt превышает 0,8

Пока не внушает оптимизма ситуация с куда более важным числом — коэффициентом Rt, который по методике Роспотребнадзора является первым показателем для снятия ограничений. Он вычисляется делением числа больных коронавирусом, зарегистрированных в регионе в последние 4 суток, на число больных в предыдущие 4 суток. Для перехода к первому этапу Rt стабильно не должен превышать 1. Это значит, что число регистрируемых больных как минимум не растёт.

Согласно расчётам «Открытых медиа», на 8 июня у 12 из 20 регионов с наибольшим числом больных COVID-19 коэффициент Rt был ниже или равен 1. Но только у 5 регионов этот показатель был стабильно ниже 1 в течение одной недели.

Для перехода ко второму этапу снятия ограничений по методике Роспотребнадзора, когда можно открывать предприятия услуг, коэффициент Rt не должен превышать 0,8. На 8 июня из числа регионов с наибольшим числом заболевших под это условие подходила только Свердловская область, причём это был первый день за неделю, когда показатель снизился до такого значения.

В Москве коэффициент Rt за неделю дважды превышал 1 и так не добрался до 0,8. Тем не менее мэр Москвы Сергей Собянин отменил с 9 июня самоизоляцию граждан и разрешил посещение парикмахерских и городских кладбищ. Через неделю, с 16 июня, будут сняты ограничения на посещение стоматологических клиник; с определёнными условиями заработают музеи, библиотеки, зоопарки и летние веранды ресторанов. А с 23 июня столица практически вернётся к обычному ритму жизни. Согласно методике Роспотребнадзора, коэффициент Rt за две недели должен упасть ниже 0,5.

Возможно, региональным властям, работающим над снижением этого показателя для подходящего уровня, помогут новые рекомендации Минздрава, выпущенные в конце мая. Эти рекомендации позволяют не учитывать в статистике заболевших коронавирусной инфекцией COVID-19 тех, кто болеет без жалоб и симптомов.

В конце мая Минздрав обновил свои рекомендации на основе принципов кодирования смерти Всемирной организации здравоохранения. К смертям от коронавирусной инфекции стали относить не только случаи, где COVID явился основной причиной смерти, но и те, где он «с высокой долей вероятности стал катализатором и привёл к обострению другого основного заболевания». Но при всей прогрессивности новых рекомендаций Минздрава есть в них и минус. Один из пунктов документа звучит так: «В случае выявления вируса при отсутствии жалоб, объективной и дополнительной информации данное состояние следует расценивать как носительство вируса и кодировать рубрикой Z22.8. Такие случаи в статистику заболеваемости и смертности не включаются».

3. Ограничения в России снимаются намного раньше, чем в Европе

Президент Владимир Путин ещё 11 мая объявил об окончании режима нерабочих дней: «Мы подошли к следующему этапу — смягчению режима ограничений». Лоббистами снятия ограничений, по данным BBC и «Медузы», были экономический блок правительства (вице-премьер Андрей Белоусов), а также администрация президента, которые посчитали, что самоизоляция слишком дорого обходится бюджету.

По совпадению или нет 11 мая также стало днём с абсолютным рекордом по числу зарегистрированных в России новых больных COVID-19 — 11 656. Это — 79,4 случая заболевания на 1 млн жителей страны. Для сравнения: в сильно пострадавших от коронавируса Италии и Германии ограничения начали снимать 4 мая, когда уровень заболевших на 1 млн человек был 20,2 случая и 5,9 случая соответственно. То есть в разы ниже, чем в России. Снимать ограничения при сопоставимом уровне заболеваемости готовы, пожалуй, только в США.

К началу июня число заболевших на 1 млн жителей в европейских странах снизилось ещё больше — до 5,3 случая в Италии и 3,4 — в Германии. В России, как и в США, это показатель последние три недели находится в районе 60.
Можно сравнить и другой показатель — число вылечившихся к количеству больных в активной фазе (количество заболевших за вычетом вылечившихся и умерших). У Италии эти кривые пересеклись через два дня после начала снятия ограничений — 6 мая — и с каждым днём вылечившихся становится всё больше, чем заболевших. У Германии кривые пересеклись ещё раньше — 13 апреля.

В России же число вылечившихся никак не может догнать количество активных кейсов, хотя кривая числа больных в активной фазе вышла на плато или, скорее, упёрлась в «потолок». Правда, как показало исследование «Открытых медиа», в некоторых регионах страны создать это плато помогли особенности статистического учёта.

4. Число умерших от внебольничных пневмоний в разы больше, чем от COVID-19

Словосочетание «внебольничная пневмония» стало одной из примет пандемии коронавируса. На начальном этапе, когда число заболевших COVID-19 росло как снежный ком, регионы не спешили регистрировать смерти от этого заболевания. То и дело в неофициальных источниках и СМИ появлялась информация об умерших от коронавируса, а затем следовало опровержение властей: они указывали, что пациент скончался от внебольничной пневмонии. Показателен здесь пример всё того же Дагестана — в разгар пандемии в интервью министр здравоохранения региона Джамалудин Гаджиибрагимов сообщил, что от внебольничных пневмоний в республике умерли 657 человек (для сравнения, по официальной статистике Роспотребнадзора от COVID-19 на тот момент скончались 29 человек). Или Карелии — 2 умерших от COVID-19 и 51 случай смерти от внебольничной пневмонии с начала апреля.

В Санкт-Петербурге межведомственная медицинская группа по борьбе с коронавирусом раскрыла суточную регистрацию смертности от ОРВИ, внебольничной пневмонии и COVID-19 — c 11 по 30 апреля умерли 340 человек. По данным Роспотребнадзора, за тоже время от COVID-19 в северной столице скончались 29 человек.

Скорее всего, часть смертельных случаев с внебольничными пневмониями будет изменена на смерть от COVID-19, согласно рекомендациям Минздрава и ВОЗ.

5. Данные о смертности в регионах собраны без учёта действующей методики Минздрава

Обвинения российских властей в сокрытии статистики умерших от коронавируса — полный абсурд, сказал мэр Москвы и глава рабочей группы Госсовета по противодействию коронавирусной инфекции Сергей Собянин в интервью государственному телеканалу «Россия 24» 28 мая. По его мнению, такие данные «невозможно каким-то образом скрыть или сказать, что меньше умерло».

Между тем российские демографы и специалисты по данным неоднократно подмечали нестыковки в официальной статистике по эпидемии.

Публикации New York Times и Financial Times о том, что реальная смертность от заболевания может на 70% превысить официальные данные, вызвала негодование у депутатов Госдумы, потребовавших лишить издания аккредитации. Российские посольства в США и Великобритании потребовали от изданий опровергнуть «недостоверную информацию». Чиновники каждый раз подчеркивают, что никаких проблем с «коронавирусной» статистикой в России нет.

Собянин особенно отмечал заслуги московских властей в раскрытии данных о смертности от COVID-19: «Мы сами публикуем впереди всех, впереди паровоза, что называется, сколько у нас умерло в этом месяце». Действительно, Москва одной из первых раскрыла данные по общей смертности за апрель 2020 года — за месяц в столице умерли 11 846 человек, это на 18% или на 1841 человека больше, чем в апреле предыдущего года.

После публикаций СМИ, посчитавших, что все эти «дополнительные» 1841 смерть связаны с COVID-19, департамент здравоохранения Москвы 13 мая выпустил опровержение: чиновники подчёркивали, что от коронавирусной инфекции в столице умерли лишь 639 человек, а остальные смерти «случились явно от альтернативных причин».

Спустя две недели, в день выступления Собянина на телевидении, департамент здравоохранения столицы опубликовал новые детальные данные по смертности за апрель 2020 года. Московские чиновники объяснили, что теперь использовали при подсчётах новые рекомендации Минздрава России по кодированию и установлению причин смертности, связанных с COVID-19.

По новой оценке департамента здравоохранения Москвы, связанная с COVID-19 смертность в апреле выросла с 639 до 1165 человек, или на 82%. Из них 636 умерли от COVID-19, у 169 человек смерть явно наступила от COVID-19 при отрицательном тесте на сам вирус и в 360 случаях коронавирус оказал существенное влияние на остальные заболевания, приведя к смерти пациента. То есть, по новым данным, свыше 60% общей повышенной смертности в апреле случилось от коронавируса и его влияния на организм умерших, что полностью опровергает заявление самого же столичного департамента двухнедельной давности. Возможно, и это не окончательные числа.

На следующий день после выступления Собянина, 29 мая, свой брифинг провела вице-премьер Татьяна Голикова. Хотя она много говорила об особенностях подсчёта смертности от COVID-19 — звучало это как «все причины смертности, связанные с COVID-19, мы раздели на пять групп; есть первая группа и вторая группа, которые объединены в одну группу; и вот третья группа, которую мы позволили себе разделить ещё на две группы» — из её выступления стало понятно, что данные по стране гораздо менее полные, чем у московского департамента здравоохранения.

По предварительным данным, озвученным Голиковой, COVID-19 стал основной причиной смерти для 1675 случаев в России в апреле. Ещё 1038 человек умерли от других причин, но с положительным тестом на коронавирус, и здесь, по словам вице-премьера, исследования продолжаются.

Очевидно, что с учётом новых рекомендаций Минздрава, эта цифра должна увеличиться. К моменту пресс-конференции Голиковой только Москва пересчитала данные о смертности больных от COVID-19 в соответствии с этими рекомендациями. Если же применить такой же как в Москве коэффициент увеличения смертности COVID-19 (1,82) к общей статистике по стране, то получится, что от COVID-19 в апреле умерли как минимум 2088 человек. Число смертельных случаев может быть и выше, так как официальная статистика по регионам вызывает вопросы.

6. Данные о смертности в регионах публикуются не оперативно

«Цифры [смертности] открытые. Скрыть в нашей стране с нашей открытостью, с открытыми данными Росстата, которые вдоль и поперёк считают, просто невозможно», — мэр Москвы Собянин в своём выступлении несколько раз подчёркивал открытость российских данных, но это не так. Согласно расчёту «Открытых медиа», только 30 из 85 региональных ЗАГСов публикуют ежемесячную статистику о регистрации активов гражданского состояния, в том числе смертях. И только одна из этих 30 организаций — управление ЗАГС Бурятии — с 30 марта перешла на ежедневную публикацию данных.

Подавляющее же большинство регионов — 55 — либо публикует статистику не оперативно (раз в квартал или год), либо и вовсе её не раскрывают. Причём с каждым годом ситуация с открытостью ухудшается: ЗАГСы шести регионов, публиковавшие ежемесячную статистику в 2019 году, в 2020 году эту практику прекратили.

Система ЕГР ЗАГС, которая в онлайн-режиме собирает данные об актах регистрации гражданского состояния, по-прежнему не предоставляет к ним открытый доступ.

Есть вопрос не только со сроками, но и с качеством данных в регионах, особенно на юге России. Большинство ЗАГСов кавказских республик не раскрывают оперативные данные. А у тех, кто раскрывает, в апреле зафиксировано резкое снижение смертности. Так, в Ингушетии и Северной Осетии, по данным за апрель, было зарегистрировано на 81% и 38% меньше смертей, чем в тот же период прошлого года.

У других южных регионов — Краснодарского края и Ставропольского края — регистрация смертей снизилась на 31% и 13% соответственно. Дело, конечно, не в реальном снижении смертности, а в том, что не все смерти регистрируются. Это можно связать с сокращённым режимом работы отделов и управлений ЗАГС во время самоизоляции. Но при этом у других регионов, где ЗАГСы также работали с ограничениями, таких проблем нет. Например, в Рязанской и Челябинской областях регистрация смертей снизилась всего на 2% и 4% соответственно.

Конечно, данные ЗАГСов, даже если они не опубликованы на их сайтах, в итоге окажутся у Росстата, который должен с месячным отставанием раскрывать статистику по стране. В итоге публикацию данных за апрель Росстатом перенесли с первоначально анонсированного 29 мая на 15 июня. В официальном пресс-релизе ведомства сообщалось, что «многие жители предпочли отложить регистрацию рождений и смертей в ЗАГСах» из-за распространения коронавируса, поэтому требуется дополнительно время «для уточнения цифр и учёта всех поступающих из больниц и клиник окончательных свидетельств о смерти».

Влияние на смертность от COVID-19 оказывает и сам процесс регистрации умерших. Диагноз подтверждается патологоанатомическим исследованием, которое занимает до 45 дней. По словам вице-премьера Голиковой, «Россия осуществляет почти 100%-ое патологоанатомическое вскрытие» (правда, речь не о всей России, ведь о регионах Кавказа вскрытия проводится редко из-за мусульманских традиций). То есть статистика учёта умерших от COVID-19 отстаёт на несколько недель от самого факта смерти. Это приводит, например, к таким случаям: в статистику смертей от коронавируса в Санкт-Петербурге за 27 мая включены 8 случаев — все пациенты при этом умерли в конце апреля-начале мая.

7. В некоторых регионах регистрируют статистически маловероятное количество заболевших

Много вопросов вызывают данные по числу заболевших коронавирусом, которые предоставляет Роспотребнадзор. В начале мая специалисты, отслеживающие статистику по заболевшим, обратили внимание, что данные в отдельных регионах стали искусственно занижаться. По мнению демографа Дмитрия Закотянского, в середине мая таких регионов уже было больше половины.

Притчей во языцех среди специалистов стал Краснодарский край, в котором на протяжении 12 дней число заболевших менялось в диапазоне 96−99 случаев и ни разу не превысило круглое значение — 100. Каждое обновление информации на странице оперативного штаба Краснодарского края по борьбе с коронавирусом сопровождалось шутками пользователей: «Завтра будет 99,5 заболевшего) Больше 100 нельзя никак», «Завтра можете не публиковать статистику… мы уже её знаем. И послезавтра тоже».

Много шуток и на странице оперативного штаба Липецкой области: «дисциплинированные граждане заболевают строго по квоте». Здесь 12 дней число заболевших менялось в диапазоне 46−49 человек и никак не могло превысить 50, но затем рост всё-таки начался. В конце мая в Telegram-каналах появилась аудиозапись, в которой губернатор Липецкой области Игорь Артамонов говорит, что «цифры надо поменять, а то о нашем регионе плохо подумают». После обнародования аудиозаписи глава региона признал, что действительно попросил местных чиновников привести статистику по коронавирусу «в соответствие с фактами»: «Обычная рабочая ситуация. Просто у нас есть много нехороших людей, которым не нравится, что происходит в регионе, и они организовывают вбросы».

Хотя Краснодарский край стал российским «чемпионом» по количеству повторений числа «99» в статистике заболевших за день, в общероссийской статистике эти цифры тоже фигурировали. За неполный месяц, с 30 апреля по 24 мая, дневное число заболевших COVID-19 четыре раза заканчивалось на «99». Сначала об этом написал польский аналитик Матеуш Баек, задавший вопрос: «Им „везёт“ с цифрами, или они тупо рисуют статистику коронавируса?» Затем специалист по данным Борис Овчинников посчитал, что вероятность четырёхкратного выпадения числа 99 на промежутке в 25 дней равна 0,011%. Правда, в комментариях под постом Овчинникова в фейсбуке часть пользователей с такой интерпретацией данных и расчётом не согласилась, обратив внимание, что у Германии дневное число заболевших трижды оканчивалось на 33 и 37, а у Италии — трижды на 75.

Искусственное или искусное плато в российских регионах, когда число заболевших почти не меняется изо дня в день, достигается ещё одним способом. Экономист Татьяна Михайлова обратила внимание, что больные в региональной столице и остальной части региона «заболевают по очереди». Например, в один день значение заболевших выше в Липецке и ниже в остальных муниципалитетах Липецкой области, на следующий день — наоборот. На графиках получаются своеобразные «рыбки».

Самые наглядные «рыбки» рисуются на данных Краснодарского края, так как здесь число заболевших в столице (Краснодаре) в отдельные дни равняется с числу заражённых в остальном крае, но почти никогда его не превышает. Естественно, данный пример не ограничивается только Краснодаром или Липецком, такие же «рыбки» наблюдаются в большинстве регионов России. Чиновники эти данные не комментировали.

8. В Дагестане и Татарстане началась «вторая волна»

О странностях статистики по коронавирусу в Дагестане «Открытые медиа» уже писали. 18 мая на совещании в Кремле президент Владимир Путин заявил, что «в последние дни система здравоохранения региона работает с серьёзной нагрузкой». Министр здравоохранения Михаил Мурашко тогда же рассказал, что «на стационарном лечении находится более семи тысяч пациентов на койках в разных районах региона», и заявил о необходимости «привлечения дополнительных медицинских сил и средств в регион извне региона». А днём ранее министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов сказал, что в республике зарегистрировано 13 697 случаев COVID-19 и внебольничных пневмоний. Несмотря на слова обоих министров, по данным Роспотребнадзора, 18 мая в республике было всего 1624 активных случая с COVID-19 (число заболевших за минусом вылечившихся и умерших).

Несмотря на пессимистичную картину, нарисованную министрами здравоохранения Дагестана и России, уже 28 мая, то есть спустя всего 10 дней после совещания в Кремле, число активных случаев больных COVID-19 в Дагестане, конечно же, по официальным данным, упало до 26 (!). Странная статистика привела к ещё одной парадоксальной ситуации — число активных случаев заболевания за 28 и 29 мая (соответственно 26 и 91) было меньше, чем число заболевших за день (124 и 125).

После 28 мая кривая активных случаев с коронавирусом пошла вверх, рисуя «вторую волну» заболеваний и к 8 июня их число превысило 1000. Что в реальности произошло в Дагестане, возможно, выяснится постфактум.

Но случай Дагестана отнюдь не единственный. 6 июня в Татарстане число активных больных (44), уже снизившееся почти до нуля, оказалось меньше, чем зарегистрированных новых больных (52). Правда, власти Татарстана тут же выступили с заявлением, что число выявленных больных — это количество лиц, диагноз у которых подтверждён лабораторией, но также есть люди, у которых диагноз поставлен при помощи компьютерной томографии, и они в официальную статистику заболевших не входят, а в официальную статистику вылечившихся входят (!). Буквально на следующий день после публикаций СМИ число активных больных в Татарстане выросло.

Пример Татарстана магически подействовал и на другие регионы, где количество больных в активной фазе ускоренно снижалось. В Северной Осетии, которая также была близка к нулю, Марий Эл и Пензенской области количество активных больных синхронно увеличилось то ли случайным образом, то ли по административной команде.

И, скорее всего, это не последний сюрприз российской статистики.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления