В деле псковской журналистки Прокопьевой нашлись секретные свидетели. Один из них имеет отношение к «Эхо Москвы» — Открытые Медиа

В деле псковской журналистки Прокопьевой нашлись секретные свидетели. Один из них имеет отношение к «Эхо Москвы»

Фото: Ксения Иванова

Свидетели приписали журналистке радикальные взгляды, нелюбовь к власти и призывы к массовому протесту. Прокопьеву обвиняют в оправдании терроризма

Показания против псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую Следственный комитет обвинил в оправдании терроризма за её статью, дали два тайных свидетеля, которые попросили следователей указать в материалах дела псевдонимы вместо их настоящих имён. Об этом сама Прокопьева рассказала «Открытым медиа». Эти люди приписали ей радикальные взгляды, нелюбовь к власти и призывы к массовому протесту — а всё потому, что она сотрудничает с оппозицией и «Радио Свобода».

Хотя настоящие имена этих людей неизвестны, журналистка полагает, что один из этих свидетелей связан с региональной радиостанцией «Эхо Москвы в Пскове», которая перепечатала вызвавшую вопросы СК статью Прокопьевой о взрыве в архангельском управлении ФСБ. Второй, по её словам, имеет отношение к псковскому отделению партии «Яблоко». Это следует из показаний свидетелей, которые журналистка прочитала в материалах заведённого против неё дела. Сегодня следователь известил Прокопьеву о том, что подписка о неразглашении снята, и она впервые рассказала о подробностях дела «Открытым медиа».

Тайные свидетели

Один из тайных свидетелей фигурирует в деле как «Пётр Петрович Петров». Прокопьева полагает, что именно этот человек имеет отношение к «Эхо Москвы в Пскове». «Пётр Петрович» рассказал следствию, что редакцию местного «Эха» охватила паника, когда в феврале 2019 года Следком объявил о возбуждении уголовного дела. Из его показаний также следует, что главный редактор региональной радиостанции возмущался текстом Прокопьевой и заявлял, что никогда бы его не поставил. Сама журналистка говорит, что всё было совсем не так: «Люди выражали эмоции по другому поводу: просто они были огорчены и расстроены. А когда говорили „зачем текст поставили?“, так это просто ирония была, а „Пётр Петрович“ не понял».

По словам Прокопьевой, этот же свидетель уверял следователя, будто сотрудники местного «Эха» сговорились давать показания о том, что не видели в статье никакого оправдания терроризма. «Они на самом деле его не видели. И когда начались проверки, а потом предупреждения Роскомнадзора, все были в шоке», — объясняет журналистка.

За колонку Прокопьевой Роскомнадзор вынес предупреждения «Эхо Москвы в Пскове» и ещё одному изданию — «Псковской ленте новостей», которая тоже напечатала спорную статью. Суд оштрафовал оба издания — соответственно на 150 000 и 200 000 рублей.

«Пётр Петрович» в своих показаниях уверял следователя, что журналистка всегда ругала власть и хотела, чтобы в России было как на Украине. После этого следователь выяснял у журналистов местного «Эха», действительно ли Прокопьева говорила это, следует из материалов дела.

По мнению журналистки, второй тайный свидетель хорошо знаком с деятельностью местного «Яблока»: в материалах дела есть его подробный рассказ об издаваемой местным отделением партии газете «Гражданин», которую Прокопьева редактировала. Эта партия сильна в Псковской области, где «яблочники» входят в местные собрания депутатов и возглавляют несколько районов.

«Следователь расспрашивает [свидетеля], почему Прокопьева не любит власть. А свидетель объясняет: да потому, что работала с „Яблоком“, помогала Навальному, говорила, что должны быть массовые митинги. Я следователю на это говорю: а почему о моих причинах недовольства властью нужно спрашивать не меня, а неизвестно кого?», — рассказала журналистка.

И свидетели открытые

Ещё несколько свидетелей свою личность скрывать не стали. Один из них, районный депутат из города Остров и член партии «Коммунисты России» Вячеслав Евдокименко с Прокопьевой, по её уверению, никогда не общался. Про статью журналистки он узнал, прочитав о митинге в её поддержку, который прошёл во Пскове 10 февраля. Почти месяц спустя, 1 марта Евдокименко в комментариях на сайте «Псковской ленты новостей» потребовал наказать Прокопьеву за пропаганду экстремизма. «Следственные органы должны жёстко пресекать такие попытки», — написал депутат.

Прокопьева говорит, что заявление Евдокименко внимательно прочитали в центре по борьбе с экстремизмом и сообщили в Следком, что есть свидетель, готовый помочь следствию. «Моя статья вышла в начале ноября 2018 года, а показания он дал уже весной 2019 года. Так долго эта статья его угнетала, но наконец-то нашёл возможность высказаться», — удивляется Прокопьева.

Показания против журналистки дал и доцент исторического факультета Псковского университета Максим Васильев. «Он вспоминает про Герцена, народников, утверждает, что либералы всегда оправдывали террор и ещё в XIX веке использовали для разрушения России те же технологии, которые применяют и сейчас. По его логике тот, кто пошёл взрывать ФСБ, — народник, а либералы их оправдывают», — рассказывает Прокопьева.

Среди других свидетелей — известный во Пскове борец с оппозицией Игорь Иванов, «который утверждает, что он казак», рассказывает журналистка. По её словам, он за свои деньги заказал экспертизу её статьи, а затем отправил полученные выводы в Роскомнадзор.

«Следствие не забыло опросить и человека, который два года назад сдал меня пограничникам, а теперь напомнил следователю, что я была привлечена к административной ответственности и незаконно вожу иностранных журналистов в погранзону», — говорит Прокопьева. Эта история произошла летом 2017 года — тогда сотрудники погрануправления ФСБ задержали журналистов русской службы BBC, «Псковской губернии» и «Московского комсомольца в Пскове» за то, что у них не было пропусков в погранзону. По словам Прокопьевой, на запретную территорию на берегу Чудского озера они заехали на несколько минут.

«Умышленно подготовила авторский материал»

Как рассказала «Открытым медиа» журналистка, кроме собственно оправдания терроризма следствие хотело обвинить её и в распространении материалов, которые его оправдывают.

«Я на это сказала следователю: да, это мой текст, я его писала, но я не занималась его распространением. Следователь стал расследовать, как устроена работа редакции, кто ставит материалы в ленту, кто распространяет», — говорит Прокопьева. Тем не менее больше никого по этому делу не обвинили, хотя следователь обещал установить ответственность всех, причастных к распространению статьи, говорит Прокопьева.

После изучения материалов дела у неё возникло впечатление, что следователи считают преступлением обычную работу журналиста. «Многие документы в деле начинается с фразы „умышленно подготовила авторский материал“», — удивляется она.

Экспертизы

Кроме показаний свидетелей следствие опирается на результаты трёх экспертиз, назначенных Роскомнадзором и Следственным комитетом, писал РБК. Эксперты пришли к выводу, что в статье есть утверждение о целесообразности теракта, террористу приписаны благородные мотивы, а кроме того, автор материала не возмущается взрывом в ФСБ.

Например, в экспертизе «Южного экспертного центра» сказано: «Автор текстов связывает теракт в Архангельске с политической ситуацией в стране, государственным устройством „путинской“ России и борьбой политических активистов за гражданские права. В контексте этого политического конфликта действия архангельского террориста рассматриваются автором как закономерное следствие „репрессивной“ политики действующей власти, как „протест против пыток и фабрикации уголовных дел“».

Защита Прокопьевой заказала собственную экспертизу в Региональном общественном объединении «Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам» (ГЛЭДИС). Как писали «Открытые медиа», эксперты ГЛЭДИС пришли к выводу, что в колонке псковской журналистки Светланы Прокопьевой нет лингвистических признаков оправдания терроризма. По их мнению, отсутствуют в статье и высказывания о том, что идеология и практика терроризма могут быть правильными и нуждаются в поддержке и подражании.

Дело по статье «Публичное оправдание терроризма» Следственный комитет возбудил в феврале 2019 года после опубликованной в ноябре 2018 года статьи Прокопьевой «Репрессии для государства». В ней она рассуждала о том, почему, по её мнению, 17-летний террорист в октябре 2018 года взорвал самодельную бомбу в приёмной УФСБ Архангельской области. Журналистка включена в список экстремистов Росфинмониторинга, её счета заблокированы.

Сейчас материалы дела находятся на рассмотрении прокуратуры Псковской области. Если она утвердит обвинительное заключение, дело будет передано в Московский военный суд.

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления