Российские суды приговаривают чиновников к лишению свободы в два раза реже, чем обычных россиян — Открытые Медиа

Российские суды приговаривают чиновников к лишению свободы в два раза реже, чем обычных россиян

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ

При этом госслужащих вдвое чаще судят за тяжкие и особо тяжкие преступления

Два года условно — экс-мэру Ахтубинска за продажу государственного земельного участка жене за седьмую часть стоимости (ущерб 1,5 млн рублей). Столько же — бывшему исполняющему обязанности министра имущества Самарской области, закрывшему глаза на использование государственных автомобилей в личных целях чиновников и госменеджеров (изначальный ущерб в 9 млн рублей снижен до 1,8 млн рублей). 100 000 рублей штрафа — экс-главному федеральному инспектору Ярославской области за убийство егеря на охоте.

Это лишь несколько приговоров, вынесенных российскими судами чиновникам разных уровней. Свидетельствуют ли они о снисходительном отношении судов к госслужащим?

Оказывается, да: такие решения — не исключение, а тенденция. Как показало исследование «Открытых медиа», у чиновников, обвинённых в уголовных преступлениях, шансы остаться на свободе в два раза выше, чем у обычных граждан. В колонии оказываются меньше 15% осуждённых за уголовные преступления гражданских госслужащих, и почти 30% — обычных граждан, подсчитали «Открытые медиа» на основе сведений судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации за первые шесть месяцев 2019 года.

К реальному лишению свободы в России за I полугодие 2019 года приговорены 211 из 1 446 осуждённых гражданских служащих или 14,6% (силовики в этой категории данных не учитываются). За вычетом госслужащих, в России за полгода осуждены 290 216 человек. Из них к лишению свободы приговорены 84 539 человек или 29,1% осужденных.

Условный срок получили только 26,2% обычных граждан, тогда как среди совершивших преступления чиновников к условному лишению свободы приговорены 42,6%.

При этом доля тяжких и особо тяжких преступлений в уголовных делах чиновников в два с лишним раза выше, чем у остальных осуждённых. У госслужащих она составила 65,1%, в то время как у остальных — только 26,6%.

За что судят российских чиновников

Чаще всего госслужащие совершают преступления против собственности. По этим статьям в первом полугодии 2019 года приговоры были вынесены 609 чиновникам — это 42% от осуждённых госслужащих. За аналогичный период 2018 года таких приговоров было 756.

Самая распространенная статья в этой категории — «мошенничество». Её инкриминировали почти четверти (24%) осуждённым госслужащим.

Всего в России в первом полугодии по этой статье УК были осуждены 10 530 человек. Таким образом, почти 4% осужденных за мошенничество в стране — чиновники.

К статье «присвоение и растрата» относится 176 приговоров. Ещё 34 чиновника были осуждены за кражи, трое — за грабеж, двое — за разбой.

За получение взятки в первом полугодии 2019 года в России были осуждены всего 198 чиновников (или 13,7%). Это больше, чем за тот же период 2018 года, когда приговоры по этой статье были вынесены 180 госслужащим.

В России за дачу взятки судят чаще, чем за её получение — 720 и 559 приговоров соответственно вынесли российские суды за первые 6 месяцев 2019 года.

310 человек в России были признаны виновными в «превышении должностных полномочий, совершённых лицом, занимающим государственную должность РФ, при отягчающих обстоятельствах» (ч. 3 ст. 286 УК РФ). К таким обстоятельствам относят применение насилия или угрозу его применения, применение оружия или специальных средств, а также причинение тяжких последствий.

Ещё 2 чиновника были осуждены за убийство, 8 — за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Один госслужащий получил приговор за изнасилование, еще 5 понесли наказание за насильственные действия сексуального характера. Два чиновника осуждены по статье «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и родителей». Ещё один чиновник понёс наказание за «неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения».

11 чиновников понесли наказания за незаконные действия и нарушение правил обращения с оружием. За нарушения правил дорожного движения были осуждены 94 чиновника. При этом 54 из них — по статье 264 часть 1 «Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию», которая инкриминируется судом за вождение в пьяном виде.

Почему суды снисходительны к чиновникам

Суд действительно относится к чиновникам более снисходительно по объективным и субъективным причинам, объясняет адвокат Дмитрий Аграновский. Возможно, судьи воспринимают чиновников как «своих», как «людей системы» и поэтому более лояльны к ним, предполагает он. Однако нужно учитывать, что человек, находящийся на госслужбе, как правило, ранее не судим и в абсолютном большинстве случаев хорошо характеризуется и может найти смягчающие обстоятельства, продолжает Аграновский. Кроме того, чиновники как люди, работающие в госсистеме, чаще готовы договариваться, признать вину или пойти на сделку с правосудием, добавляет он. Всё это приводит к тому, что довольно часто чиновники фактически вообще освобождаются от уголовного наказания.

Например, в мае 2019 года суд вынес решение по уголовному делу Сергея Сычева — бывшего главы Приволжского района Ивановской области. Как установило следствие, с лета 2012 года по сентябрь 2013 года чиновник продал и за символическую плату передал своему родственнику в аренду часть земель Плёсского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. Цена всех этих участков превышала 4,7 млн рублей. В итоге суд признал вину Сычева, однако тут же амнистировал экс-чиновника по случаю 70-летия Победы в Великой Отечественной войне и снял с него судимость. Суд учёл, что Сычев прежде не привлекался к уголовной ответственности, не состоит на учете у нарколога и психиатра, а кроме того, награждался почётными грамотами, дипломами, нагрудными знаками и получал благодарности за «добросовестный труд, вклад в укрепление местного самоуправления, активную деятельность и оказание помощи в социальных вопросах, организации культурно-массовых и спортивных мероприятий», перечисляется в приговоре.

При этом обычные граждане, приговорённые к реальному сроку за малозначительные преступления, наоборот, уже привлекали внимание полиции, и про них можно рассказать не только хорошее. Например, в октябре три года колонии получил 40-летний житель Дивногорска, пойманный при краже лосьонов для бритья на 1500 рублей. Однако против него уже возбуждались административные и уголовные дела за мелкие кражи, общая сумма ущерба по которым составила 5 000 рублей.

«Всё довольно просто. Во-первых, судьи отождествляют себя именно с госслужащими, это классово близкие им люди. Во-вторых, чиновники совершают в основном ненасильственные преступления», — говорит судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ Сергей Пашин. Акты коррупции и мошенничество, за которые судят чиновников, — это тяжкие преступления, но, как правило, «беловоротничковые», не кажущиеся злодейскими.

Кроме того, в отличие от госслужащих, с большей части осуждённых государству нечего взять, кроме свободы, добавляет Пашин. А чиновника можно оштрафовать или приговорить к исправительным работам, в течение которых часть его заработка будет перечисляться в доход государства.

Так, бывший федеральный инспектор Василий Несветайлов, приговорённый к штрафу за неумышленное убийство егеря, раскаялся и выплатил компенсации вдове и детям пострадавшего, следовало из приговора.

«Чиновники — это обеспеченные люди, поэтому с ними поступают помягче», — заключает Пашин.

Кирилл Седов

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления