Проект автострады через радиоактивный могильник прошёл экспертизу. Стройку уже начала компания Ротенберга — Открытые Медиа

Проект автострады через радиоактивный могильник прошёл экспертизу. Стройку уже начала компания Ротенберга

Фото: «Открытые медиа»

Участок Юго-Восточной хорды строят несмотря на протесты местных жителей, опасность радиоактивной аварии и без разрешения на строительство

Летом москвичи узнали, что мэрия собирается построить автостраду через территорию радиоактивного могильника возле парка «Коломенское». Восьмиполосная дорога, соединяющая Шоссейную и Каспийскую улицы, должна стать частью Юго-Восточной хорды. После множества публикаций в СМИ и протеста местных жителей столичные чиновники пообещали провести дополнительные экспертизы и приостановили стройку.

Как выяснили «Открытые медиа», сейчас она возобновилась. Это подтверждают и фотографии, сделанные с квадрокоптера. Более того, недавно проект получил положительное заключение госэкспертизы.

Как чиновники одобрили мост над могильником

3 декабря в системе ГИС ЕГРЗ (сайт, где публикуется информация о результатах экспертиз проектной документации объектов капитального строительства) появился проект автострады, соединяющей Шоссейную и Каспийскую улицу в Москве. По результатам экспертизы он получил положительное заключение.

На месте стройки Юго-Восточной хорды. Фото: «Открытые медиа»
Бумаги в сети обнаружили активисты района Москворечье-Сабурово, которые уже год мониторят всё, что связано с будущей трассой. «Самого текста экспертизы в открытом доступе нет, мы видим только вердикт — положительное заключение. Я запросил текст в Департаменте строительства Москвы, пока ответа нет, — рассказывает активист Иван Кондратьев. — К сожалению, мы не можем понять, что именно эксперты сказали про радиационную обстановку. Но судя по положительному заключению, они думают, там всё в порядке».

Московские чиновники несколько раз высказывались про радиоактивный могильник. В последний раз — в середине ноября — это сделал директор ГКУ «Управление дорожно-мостового строительства» (заказчик автострады со стороны мэрии) Василий Десятков. Он заявил, что столичные власти «не менее четырёх раз» заказывали радиационный анализ почвы на пути будущей трассы — и каждый раз результат показал отсутствие радиации. Однако на стройплощадке всё равно будет организован постоянный экологический мониторинг, на эти цели в проекте заложено 20 млн рублей, уточнил Десятков.

Радиоактивные отходы на берегу Москва-реки появились в советское время, их складировал Московский завод полиметаллов (МЗП). Заражённая территория тянется от забора парка «Коломенское» до железной дороги Курского направления, почти на километр. Главный аргумент московских чиновников: могильник действительно существует, но именно на том отрезке, где пройдет автострада, радиоактивных захоронений нет, они располагаются в 100—150 метрах западнее.

Однако это утверждение недавно опроверг Greenpeace. Эксперты наложили карту будущей автострады на участок местности и, взяв пробы грунта ровно там, где будут стоять опоры эстакады, нашли шесть очагов загрязнения с максимальным уровнем — 200 микрорентген в час (безопасным считается уровень до 50 мкр/час).

Greenpeace нашёл шесть опасных участков по траектории будущей автострады. Фото: «Открытые медиа»
Эксперимент проходил в октябре. Greenpeace нанял специализированную компанию «ТехноТерра», специалисты с тремя дозиметрами брали пробы с поверхности земли и из пробуренных скважин.

«Это значит, что при строительных работах загрязнённый грунт может оказаться на поверхности и радиоактивная пыль может быть разнесена на значительные расстояния (расстояние от места, где были взяты пробы, до ближайших жилых домов — всего 200 метров, до платформы Москворечье — 50 метров). У вдохнувших её людей возрастёт риск онкологических заболеваний», — говорится в отчете Greenpeace.

«Чиновники бесконечно говорят, могильник вот здесь, а хорда вот здесь, они друг с другом не пересекаются. Мы полностью разбили эту аргументацию», — рассказал «Открытым медиа» медиакоординатор российского отделения Greenpeace Константин Фомин.

Greenpeace направил результаты замеров в мэрию. По словам экологов, протоколы помогут местным жителям судиться с чиновниками, добиваясь права на благоприятную окружающую среду.

Откуда возле Коломенского радиация

«Самое проблемное место в Москве в плане радиации — это печально известный Коломенский склон в Южном округе», — это фрагмент интервью, данного еще в 2014 году. Михаил Ивлиев, на тот момент директор по радиоэкологии ФГУП «Радон», объясняет, как возле «Коломенского» появился радиоактивный могильник. «В 50-е годы на вершине склона вовсю работал завод полиметаллов, где в рамках программы „Ядерный щит“ под руководством самого Берии разрабатывалось новое оружие — ториевые бомбы», — рассказывал эксперт. По его словам, советские атомщики попросту закапывали отходы производства на склоне Москва-реки, вблизи завода.

Об опасностях могильника впервые громко заговорили в 1999 году. Загрязнённая территория формально относится не к МЗП, а к Москве. Столичные власти поручили МосНПО (позже предприятие перешло в федеральное подчинение) «Радон» обследовать территорию. Специалисты нашли 41 аномальный участок, из них на 26 загрязнение превышало 10 000 Бк/кг.

С тех пор московские власти регулярно выделяли «Радону» какие-то суммы, а предприятие неспешно чистило территорию, вывозя радиоактивный грунт в специальные хранилища. Однако это была капля в море. По данным самого «Радона», в 2010 году на ядовитом склоне оставалось 60 тыс. кубометров заражённого грунта. А всего «Радон» за свою 20-летнюю историю отправил в хранилища 130 тыс. «кубов»; другими словами, заражение возле «Коломенского» имеет гигантский масштаб.

Одна из причин медленной работы «Радона» — оползневая опасность. Любые земляные работы могли привести к сползанию склона в Москва-реку и заражению радиацией воды. В среднем «Радон» извлекал в год не более 300 кубометров.

Финансирование тоже было скромное. «Открытые медиа» проанализировали все контракты «Радона» по очистке столицы от радиации, например, в 2011—2015 годах. Предприятие получило порядка 3,5 млрд рублей — в среднем около 900 млн в год. Для сравнения: примерно столько же Москва этой осенью потратила на вывоз опавших листьев, хотя смысл этого действия не вполне ясен. Михаил Ивлиев в 2014 году говорил в интервью «Московскому комсомольцу», что для полной ликвидации могильника нужно 40 млрд руб.

Московский завод полиметаллов входит в госкорпорацию «Росатом». Фото: «Открытые медиа»
За прошедшие годы про ядовитый склон появилось множество публикаций: от статьи в New York Times в 2004 году до диссертации кандидата биологических наук Юлии Зозуль в 2007 году. А в 2011 году внимание к проблеме привлек Greenpeace — его эксперты прошлись вдоль забора МЗП и местами обнаружили радиацию 600—800 микрорентген в час.

Однако всё это не помешало правительству Москвы в 2015 году утвердить проект строительства автострады длиной 2,5 километра, соединяющей Шоссейную и Каспийскую улицу с мостом через Москва-реку возле «Коломенского».

«Разумеется, московские чиновники в курсе про могильник, — говорит медиакоординатор российского отделения Greenpeace Константин Фомин. — Думаю, они просто недооценивают риски. Несколько лет назад исполнители среднего звена, не владеющие полной информацией, пришли наверх и сказали: все хорошо, строить можно. С тех пор утвердили проект, выделили деньги, раздали подряды. Если сейчас попытаться отыграть назад, кто-то потеряет много денег и полетят чьи-то головы. А начальства эти люди боятся больше, чем радиации».

Кто строит участок хорды

Тендера на постройку этого отрезка Юго-Восточной хорды еще не было. Как следует из документов, например, из письма Объединённой административно-технической инспекции (ОАТИ) Москвы в адрес активистки из Курьяново Натальи Синдяевой, сейчас на месте будущей хорды ведутся подготовительные работы, их заказчик — ГКУ «Управление дорожно-мостового строительства», а генподрядчик — ПАО «Мостотрест».

Стройку ведут структуры компании «Мостотрест» Фото: «Открытые медиа»
Именно «Мостотрест» и его филиалы, например, «Мостоотряд-4», и будут строить всю автостраду, утверждают работники предприятия, поговорившие с корреспондентом «Открытых медиа» на стройке. «Сейчас „Мостотрест“ всё делает за свой счёт, пришлось даже влезть в кредиты, потому что госфинансирование придёт потом [после тендера и подписания госконтракта]», — говорит один из собеседников.

ПАО «Мостотрест» — одна из крупнейших российских инфраструктурных компаний, она более чем на 90% принадлежит Аркадию Ротенбергу. «Мостотрест» активно участвует в московском автодорожном строительстве, газета «Ведомости» в июле этого года оценивала общую сумму его контрактов на строительство хорд (Северо-Восточной и Северо-Западной) в 320 млрд рублей, еще 140 млрд компания может получить в ближайшее время, говорили собеседники «Ведомостей».

«Если ждать все бумажки, ничего не построим»

Одна из двух стройплощадок на улице Шоссейная обнесена забором, внутрь никого не пускают. Корреспондент «Открытых медиа» вместе с активисткой из Курьяново Натальей Синдяевой пытаются вслед за строителем пройти через ворота, но сотрудник ЧОПа успевает их закрыть.

Синдяева рассказывает, что стройплощадки появились в начале лета. Рабочие рыли небольшие котлованы под опоры будущей эстакады. Потом на фоне многочисленных публикаций в СМИ против автострады через радиоактивный могильник работы остановились. А примерно с 20 ноября всё опять началось, восстанавливает хронику активистка.

Разрешительных документов на работы нет, выяснил депутат Мосгордумы от КПРФ Павел Тарасов. Он рассказал «Открытым медиа», что приезжал на стройку и, вызвав полицию, остановил работы из-за отсутствия документации, например, разрешения на строительство и ордера на выполнение работ. Однако когда депутат уехал, стройка возобновилась, добавляет Синдяева.

Активистка получила письмо из ОАТИ, из которого следует, что сейчас «Мостотрест» ведёт подготовительные работы на месте будущей стройки. Однако, как убедился корреспондент «Открытых медиа», рабочие роют котлованы и вбивают сваи — это является капитальными, а не подготовительными работами. На них разрешения нет, следует из переписки Синдяевой с московскими чиновниками.

Если на первую стройплощадку активистку не пускают, то на второй, наоборот, рабочие охотно идут на контакт. Синдяеву уже все знают. Пускают на стройку и корреспондента «Открытых медиа». «Девчонки, ну что вы как маленькие, мы же в России живём, — смеётся мужчина в спецовке „Мостотреста“ на вопрос, почему стройка идёт без разрешений. — Если ждать все бумажки, мы никогда ничего не построим».

Мы спрашиваем у рабочих, не боятся ли они идти туда, где будет радиоактивный грунт. По прикидкам наших собеседников, до противоположного берега Москва-реки они доберутся примерно в феврале-марте. «У меня есть дозиметр, я его в январе обязательно привезу. Если там будет плохая какая-то [радиационная обстановка], я первый оттуда уйду. Точнее, я туда просто не пойду!», — отвечает один из рабочих. «И набалдашник на резинках нужен!» — смеется другой. «А я до Нового года уволюсь», — решает третий.

В Депаратаменте строительство Москвы и в ПАО «Мостотрест» не ответили на запросы «Открытых медиа».

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления