Муниципальный округ Петербурга впервые за 15 лет возглавил «яблочник». Это достижение выборов-2019 — Открытые Медиа

Муниципальный округ Петербурга впервые за 15 лет возглавил «яблочник». Это достижение выборов-2019

Фото: Давид Френкель

Главой администрации муниципального округа «Владимирский» стал член партии «Яблоко» Павел Небензя, его выбрал совет муниципальных депутатов.

«Впервые за 15 лет округ в Петербурге возглавил „яблочник“, с тех пор, как главой местной администрации был Николай Рыбаков, — сказал „Открытым медиа“ депутат городского законодательного собрания Борис Вишневский. — Можно сказать, что мы возвращаемся».

Что будет во Владимирском

Владимирский округ — в центре Петербурга (от Невского проспекта до Звенигородской улицы), его бюджет 180 млн рублей. Во Владимирском три дня после выборов наблюдатели дежурили в избирательной комиссии, чтобы не допустить пересчёта голосов. В итоге в совете ни одного единоросса, 12 «яблочников», трое «справедливороссов» и пятеро самовыдвиженцев.

Глава совета «яблочник» Денис Тихоненко рассказывает, что сейчас депутаты готовят бюджет на 2020 год. «Мы попытаемся добиться расширения зелёных зон за счёт части дворов, — говорит Тихоненко. — Это упирается в комитет по градостроительству (КГИОП), в историческом центре всё нужно согласовывать с ним. Другая проблема — центр обслуживает монопольная управляющая компания. Мы собираемся привлекать частные УК и помогать жителям подписывать с ними договоры». Тихоненко рассказывает, что депутаты организовали совет из местных жителей и будут организовывать их общение с бизнесом и властью: больше им ничего не остаётся. Например, в этом округе находится «барная» улица Рубинштейна, где много лет тянется конфликт жителей с рестораторами. Мундепы планируют создать критерии работы баров вместе с активистами.

Всё это стало возможным потому, что осенью около 400 из 1560 муниципальных мандатов в городе получили независимые кандидаты.

Павел Небензя (в центре) Фото: ombudsmanspb.ru
Что произошло на выборах

Выборы длились 16 дней: голосование прошло 8 сентября, результаты объявили 24 сентября. Бились именно за муниципальные выборы: у оппозиции был шанс не просто попасть в советы округов, а занять целый уровень власти. Результаты губернаторских объявили днём 9 сентября, а кандидаты в мундепы несколько дней с одеялами и газовыми горелками дежурили возле бюллетеней, которые собирались пересчитывать. Активнее всех боролись с оппозицией депутаты предыдущих созывов, которые держатся за свои места, и избирательные комиссии, которые получают зарплату из муниципальных бюджетов. При этом ЦИК не только признал нарушения на выборах в Петербурге, но даже предлагал отменить результаты в части округов.

В итоге «Яблоко» сообщило о победе 94 депутата в 31 округе. В прошлом созыве у «Яблока» вообще не было своих мундепов, сейчас три округа контролируют представители «Справедливой России», два — «Яблоко», по одному — КПРФ и «Партия Роста». Самовыдвиженцы по сути заняли второе место после единороссов, собрав 260 мандатов, но единой силой они не являются. По мнению оппозиции, большинство из них — бывшие единороссы, которые не захотели вести кампанию под флагом своей партии (такой «отказ от корней» был распространён на выборах в Мосгордуму).

Что могут мундепы?

Один из немногих политических рычагов в руках мундепов — «муниципальный фильтр» на губернаторских выборах. Чтобы стать кандидатом в губернаторы, нужно собрать 10% (156) подписей мундепов. Сейчас независимые муниципалы смогут выдвинуть своего кандидата, но скорее всего, только одного: подписи должны распределяться по двум третям округов (то есть по 74), при этом в 17 из них все места до единого заняли единороссы, а в 40 у «ЕР» большинство мандатов.

Иногда депутаты меняют сторону в процессе работы. Например, в МО «Смольнинское» в центре Петербурга «яблочники» предложили самовыдвиженцам, которых считали «своими», объединиться против «единороссов», а те отказались. Теперь в округе 10 оппозиционеров против 8 сторонников власти — спустя несколько заседаний они так и не смогли выбрать главу совета: голоса всё время разделяются.

«Лакмусовой бумажкой» оппозиционеры назвали письмо в поддержку фигурантов «московского дела», которое подписали 113 мундепов — его отказались подписывать несколько человек, выдвигавшихся от «Объединенных демократов» и «СР», но подписал коммунист Сатанин, от которого никто этого не ожидал.

Обязанности мундепа в Петербурге — ходить на заседания не реже раза в три месяца и принимать жителей. Почти всё остальное мундеп может делать, а может и не делать. Зарплату получают 10% депутатов округа, если их всего 10 — только глава совета.

Полномочий немного. Можно писать запросы в госорганы. Можно вести переговоры с бизнесом и исполнительной властью, но нельзя никак на них повлиять. Зато совет депутатов может повлиять на состав местной администрации: её главу выбирает комиссия из троих мундепов и троих городских чиновников. Администрация занимается исполнением бюджета, который принимает совет депутатов. Его можно тратить на благоустройство, работу самого совета, в том числе зарплаты, проведение праздников. Больше ни на что денег не хватит.

Но всё же это в разы больше, чем в Москве: средний размер муниципальной казны в Петербурге — около 100 млн рублей в год, а в некоторых МО она больше 400 млн (Колпино, Петергоф). Глава московского совета МО Красносельский Илья Яшин рассказывает, что бюджет его округа — 14 млн рублей, его хватает на зарплаты служащих и юриста, в лучшем случае — издание газеты и служебный транспорт.

Что ещё может оппозиция?

Мундеп МО «Дворцовый округ» Наталья Грязневич считает, что главная её задача — популяризаторская работа, а главный актив — звание депутата. Именно за это шла борьба: к активистам мало кто прислушивается, а слова депутата могут стать аргументом для бизнеса и инфоповодом для СМИ. Например, депутат МО «Лиговка-Ямская» Александр Изотов не дал открыться «финской ярмарке» — это полулегальная торговая точка с китайскими куртками, распространённое в Петербурге явление. Изотов рассказал изданию «Поребрик», что когда он назвал свою должность, владельцы точки свернули работу, не дожидаясь полиции.

Сама Грязневич поясняет, что если у оппозиции нет большинства, изменить бюджет не получится — только следить и рассказывать жителям. Среди трат своего округа она уже обнаружила 437,6 тысяч рублей в год, которые уходят на членство в некоем «Совете муниципальных образований Петербурга» при общем бюджете округа в 90 млн. «Но главное — привлечь людей, — говорит она. — Добиться того, чтобы люди сами решали, в какой цвет красить скамейки, важнее того, каким в итоге будет этот цвет. И если родственник члена „ЕР“ выигрывает контракты и ставит заборы-могильные оградки, в наших силах объяснить людям, что это не должно быть так».

С ней согласен и депутат МО «Автово» Илья Шмаков. «В благоустройстве оппозиционный совет не будет сильно отличаться от „ЕР“, — говорит он. — Разве что мы не воруем». В Автово выборы проходят не одновременно со всем городом, депутаты работают там с 2016 года. В округе 16 из 20 мундепов — от партии «Справедливая Россия».

Шмаков рассказывает, что у победы оппозиции могут быть неожиданные последствия — например, если муниципалам объявит бойкот районная администрация, благоустройство станет ещё хуже, чем при единороссах: часть дворов обустраивает районная власть. «А выделяться оппозиция может только отношением к людям. Даже когда у кого-то очередь в детсад не двигается — мы тут ничего не можем, но хотя бы позвоним в этот сад», — заключает Шмаков.

«Повелеваю поставить скамейку»

После выборов скандалы не закончились. Во многих муниципалитетах оппозиционеры начали вести трансляции с заседаний, что вызвало конфликты с единоросами. Как рассказывает петергофский депутат Илья Львов, сначала оппозиционерам снимать запретили, пояснив, что это могут делать «только аккредитованные СМИ». На вторую встречу они пришли с редзаданием от местного издания. «Депутаты „ЕР“ — врачи, директора детсадиков, — рассуждает Илья Львов. — Если их коллеги будут знать, что происходит, они смогут подойти и спросить, мол, почему ты за лавочку не проголосовал, за кустик, а проголосовал за, условно говоря, вертолёт, с которого над округом будут цветы разбрасывать?»

Муниципалитет № 72 привлёк внимание СМИ тем, что депутат его совета Владимир Волохонский снял со стены портреты Путина и Беглова, а спустя день они вернулись обратно. Бюджет 72 муниципалитета — 160 млн рублей. «30 млн приходится на праздники вместо залатывания дыр на дорогах, классический предвыборный бюджет, — говорит Павел Швец. — И зарплаты платили главе избирательной комиссии даже когда выборов не было».

Швец, как и Грязневич, видит одну из главных своих задач не в распределении денег, а в том, чтобы разъяснять людям их права. «Люди думают, что мы говорим: там повелеваю скамейку поставить, тут газон, — говорит Швец. — Теперь многие зрители удивляются, когда видят двухчасовые заседания в прямом эфире».

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления