Цензура-2019. Вспоминаем самые громкие скандалы, связанные с государственным надзором за информацией — Открытые Медиа

Цензура-2019. Вспоминаем самые громкие скандалы, связанные с государственным надзором за информацией

Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

«Настоящий мужчина всегда должен пытаться, настоящая девушка — всегда сопротивляться», — в таком игривом тоне президент когда-то, на одной из своих больших пресс-конференций, обозначил, как должны выстраиваться отношения власти и СМИ. В этом смысле 2019 год не стал каким-то переломным: попыток было — как обычно, сопротивления — как будто меньше. «Открытые медиа» вспомнили несколько случившихся в этом году историй — когда наличие или отсутствие такого сопротивления обсуждалось широко.

Цензура — это требование со стороны должностных лиц или госорганов предварительно согласовывать материалы или запрещать их выход. Согласно статье 3 закона «О СМИ», цензура в России запрещена.

1. Согласованные вопросы на конференциях Путина и Медведева

Сюрпризов от общения журналистов с президентом и премьер-министром давно никто не ждёт: на пресс-конференциях можно задавать только заранее согласованные вопросы, а общение вне этих конференций сведено к нулю, рассказало издание «Проект».

Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

Но даже зная это, удивляешься, как за 4 часа 18 минут Путину может быть задано меньше пяти живых вопросов (например, «Интерфакс» спросил, будет ли доведено до конца расследование по делу Голунова, а BBC — не собирается ли президент, наконец, признать родство с Катериной Тихоновой и Марией Воронцовой) из 71! Известно как минимум об одном увольнении журналиста после большой пресс-конференции Путина (состоялась 19 декабря, её, по данным Mediascope, смотрели больше 6 млн россиян): корреспондент московского бюро ГТРК «Ямал-Регион» Алиса Яровская потеряла работу после того, как рассказала президенту про буксующую стройку моста через Обь, утверждает Znak.

Фото: premier.gov.ru

Разговор Медведева с представителями 20 телеканалов (состоялся 5 декабря, смотрели 1,7 млн россиян) стал объектом для шуток в соцсетях. «Забрасывая удочку, нужно ли плевать на червя?», — спародировал вопросы журналистов Иван Ургант. Зрителей возмутило, что так и не был задан вопрос о частном самолёте жены Дмитрия Медведева Светланы — хотя он был самым популярным в чатах трансляций. О самолёте за день до пресс-конференции рассказал Алексей Навальный: сначала Bombardier Global Express 5000 с бортовым номером M-SKSM стоимостью $50 млн принадлежал «ВТБ Лизингу», «дочке» госбанка, потом был продан офшору из Белиза If company limited, но всё время он находился в фактическом пользовании Светланы Медведевой. Самолёт «просто не вылезает из Европы», в 2019 году он летал туда 39 раз, утверждает Навальный. Оппозиционер склоняется к версии, что «ВТБ оплачивает полёты жены премьер-министра, и это коррупция».

2. Увольнения неугодных журналистов

Самым громким скандалом года стало увольнение целого отдела политики из газеты «Коммерсантъ» в мае. Причина — статья «Спикеров делать из этих людей» от 17 апреля, в которой со ссылкой на источники утверждалось, что председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко может уступить свой пост главе СВР Сергею Нарышкину, а потом возглавить Пенсионный фонд. По требованию владельца издания Алишера Усманова заявления написали спецкор Иван Сафронов и заместитель редактора отдела политики Максим Иванов, проработавшие в «Коммерсанте» около 10 лет. После объявления об их уходе в течение часа уволились остальные 11 сотрудников отдела политики, включая шеф-редактора газеты Глеба Черкасова.

Фото: Иван Сафронов и Максим Иванов Фото: Денис Вышинский и Александр Щербак / Коммерсантъ

Потерял работу и военный обозреватель «Известий» Илья Крамник: 24 сентября он опубликовал на своей странице в Facebook колонку «Пиар и его команда: достижения Сергея Шойгу на посту министра обороны», которую руководство издания перед этим удалило с сайта.

Внештатный сотрудник «Невских новостей», которые связывают с «поваром Путина» Евгением Пригожиным, Олег Дилимбетов лишился контракта после того, как в комментарии «Открытым медиа» назвал задержание Ивана Голунова «подозрительным» и подписал петицию в поддержку коллеги.

3. Игнорирование центральным ТВ острых тем: «мусорных протестов», московских митингов, дела Голунова

В 2019 году центральные телеканалы окончательно потеряли связь с реальностью. Например, как сообщали «Открытые медиа» со ссылкой на данные «Медиалогии», «мусорного протеста» на станции Шиес в Поморье для телевизионщиков просто не существовало — почти за год с начала противостояния, с августа 2018-го по май 2019-го, они не выпустили ни одного новостного сюжета об этом.

Протестное движение против строительства мусорного полигона «Шиес». Экоактивистка из Урдомы Анна Шикалова. Фото: Юлия Невская / Коммерсантъ

Также почти ничего нельзя было узнать из эфира о прошедших в Москве 27 июля несогласованных митингах в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму. В новостных выпусках на Первом канале, «России» и НТВ о протестах либо ничего не рассказывали, либо подчёркивали, что участниками стали «провокаторы» и «иногородние».

Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Очень странно освещалась ситуация с подброшенными журналисту «Медузы» Ивану Голунову наркотиками: интернет-издания сообщили о задержании Голунова 7 июня, а первые сюжеты на федеральных каналах начали появляться лишь спустя сутки. В программе «Вести. Дежурная часть» на «России 24» говорилось, что «данный гражданин» «систематически посещает иностранные государства» и «возникло подозрение, что именно наркотические средства, предназначенные для сбыта, он может перемещать из этих иностранных государств». Кроме того, выяснилось, что «Медуза» для федеральных телеканалов — издание, которое нельзя называть: все две недели с момента задержания телевизионщики старательно не упоминали, где именно работает Голунов, убедились «Открытые медиа» на основе данных «Медиалогии».

Журналист интернет-издания «Медуза» Иван Голунов, обвиняемый в покушении на сбыт наркотиков, во время рассмотрения ходатайства следствия о его аресте в Никулинском суде. Фото: Кирилл Зыков / Агенство городских новостей «Москва»

В декабрьском интервью американскому журналу The New Yorker бессменный гендиректор Первого канала Константин Эрнст косвенно признал наличие цензуры на центральном телевидении: «такие поручения» [например, не называть в эфире имени Алексея Навального] «не передаются словами», но каналами руководят неглупые люди — все сами понимают, сообщил он.

4. Цензура в кино

Не лучше обстоит дело и с цензурой в кинофильмах и сериалах. Компания «Централ Партнершип», показавшая в мае фильм «Рокетмен» про Элтона Джона, вырезала все сцены поцелуев и секса между мужчинами и титры об усыновлении детей гомосексуальной парой — всё это «для соответствия закондательству РФ». «Так мы однажды проснулись в Саудовской Аравии. Прости, сэр Элтон», — написал кинокритик Антон Долин на своей странице в Faсebook.

Кадр из фильма «Рокетмен» Фото: Paramount Pictures

Телеканал ТНТ в декабре показал три из 51 серии украинского сериала «Слуга народа», снятого в 2015—2018 годах с Владимиром Зеленским в главной роли. Из первой серии была вырезана шутка про Путина, обнаружила «Русская служба Би-би-си». Российский зритель не увидел, как помощник сообщает Василию Голобородько, новому президенту Украины, бывшему учителю истории, что его коллега носит швейцарские часы Hublot, после чего герой Зеленского восклицает: «Путин — хубло?». Из телепрограммы следовало, что на ТНТ будут показаны новые серии «Слуги народа», но их неожиданно заменили другими сериалами, а украинский предложили смотреть в онлайн-кинотеатре Premier.

Кадр из сериала «Слуга народа» Фото: Студия Квартал-95

Тот же Premier в декабре на несколько дней удалял пятую серию «Эпидемии», в которой есть сцены с массовыми беспорядками и расстрелом мирных жителей из заражённых районов. Режиссёр сериала Павел Костомаров назвал это цензурой.

5. Цензура в юморе

«Раньше больше показывали политического юмора, сейчас у нас есть цензура», — заявил шоумен Максим Галкин в ноябре на концерте в Новосибирске. По его словам, «советские времена вернулись», «разжёвывают сразу, говорят: это враги, это нет, вы — туда, вы — сюда». Единственное место, где ещё можно говорить прямо — это концерты, добавил он: «А Путину уже самому скучно уже с нами. Понимаете. У нас проблемы, у нас пенсии не те, там не то сделали, тут не то. А он уже другими масштабами мыслит. Он уже Марс мысленно завоёвывает».

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

На цензуру в октябре пожаловался и Сергей Светлаков: по его словам, юмористическую программу «Прожекторперисхилтон» закрыли из-за того, что её ведущие хотели шутить на несогласованные темы, а не про то, что «в Норильске суслик родил ещё одного суслика». «Прожекторперисхилтон» продолжит существование в формате концертов, где «не будет никакой цензуры», добавил он.

Фото: Первый канал

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления