Белые медведи, горы снега, нет связи. Как устроена жизнь на Новой Земле, куда послали служить сотрудника ФБК — Открытые Медиа

Белые медведи, горы снега, нет связи. Как устроена жизнь на Новой Земле, куда послали служить сотрудника ФБК

Архипелаг Новая Земля. Фото: Пресс-служба Минобороны РФ / ТАСС

«Открытые медиа» поговорили с теми, кто проходил службу на крайнем севере.

Через сутки после таинственной пропажи в Москве менеджер проектов Фонда борьбы с коррупцией Руслан Шаведдинов нашёлся на Новой Земле — в войсковой части № 23 662, куда его силой направили проходить воинскую службу. Вообще-то туда отправляют практически исключительно призывников из северных регионов и только после «учёбки» и принесения присяги — в самих частях такую церемонию не проводят. Основное занятие срочников — уборка снега, заборов вокруг частей нет, еду завозят раз в год, а ближайшие соседи военных — белые медведи, которые ходят в части кормиться пищевыми отходами.

«Открытые медиа» поговорили с несколькими парнями, которые в последние годы проходили службу на Новой Земле (том числе и в части, куда отправили Шаведдинова). Публикуем их рассказы дословно с небольшими сокращениями.

Дмитрий Кабанов, в/ч № 23 662, служил в 2018—2019 годах

Дмитрий служил именно в той части, где начал проходить свою службу и Руслан Шаведдинов. Это зенитно-ракетная часть на Южном острове архипелага Новая Земля в Баренцевом море. На вооружении части стоят несколько дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-300 и С-400.

«На Новую Землю попросился сам, интересно стало. Люди из моей республики [Коми] в основном служили, все отличные ребята. Поначалу попали в Северодвинск, а там нам уже сказали, что некоторые полетят на Новую.

В нашей части все и «учебку», и присягу на «большой земле» проходили.

Дедовщины в части нет. Да, учили вновь прибывших, показывали что и как. Они в первое время в основном изучают уставы, привыкают к новой жизни, к коллективу.

Есть выскочки, которые, извините за выражение, жопу лижут всем, кто имеет какой-либо авторитет в части, и считают себя лучше всех. Таких на место ставят быстро. Все старались служить одинаково, чтобы не выделяться.

Физически тяжело тем, кто прилетел туда летом, с юга России или средней полосы, где снега не так много либо вообще нет. Нам, северным людям, было легко влиться в каждодневную уборку снега.

Вообще бытовые условия там налажены отлично. Горячая вода, туалет — всё это есть. Еду привозят раз в год примерно. Три корабля еды приходит, выгружается всё недели три, потом довозится самолётами иногда. В основном проблем с едой нет.

Белые медведи там — как собаки на «большой земле». Иногда бывало страшно, когда ночью выходишь на улицу. А так видели их близко, иногда метрах в 30. Но больше интересно, чем страшно.

В моем подразделении смартфоны не выдавали, только «тапочки» (кнопочные телефоны. — ОМ), раз в неделю, в воскресенье. Для интернета покупали «левые» смартфоны. Связь — только «Мегафон» и МТС. Интернет плохой, на сообщение во «Вконтакте» ответить можно, но не больше.

Что больше всего запомнилось? В принципе, ничего. Не происходит там ничего. Спокойно. Каждый день, как один".

Иван Горбунов, в/ч № 26 894, служил в 2012—2013

Иван проходил службу в расположенной неподалёку от «шаведдиновской» войсковой части, которая относится к морской авиации.

«На Новую землю попадают совершенно разные люди, но большая часть срочников из этого же региона: Ненецкий автономный округ, Архангельская область, всё, что севером связано. Кто там живёт, туда и служить идут.

Как-то в начале 2000-х туда завезли призывников с Кавказа. Не знаю подробностей, но суть в том, что они устроили мини-теракт, который был предотвращён. Был захват заложников, что-то в этом роде. Все остались живы. Руководство было наказано, и после этого на Новую Землю не отправляют людей с Кавказа. Это негласное правило.

Дедовщины нет. Ну, может, только какие-то житейский вещи.

Мы подписывали, как только прилетели, бумаги — это самый низший уровень секретности. Другое дело — лейтенанты, офицеры, начальники. У них уже большой уровень секретности, важный. Они уже невыездные из страны, они никуда не поедут отдыхать за рубеж.

В советское время там стояли ракеты, которые очень быстро должны были долетать до Америки, около двадцати. В 90-е всё развалилось. Там осталось, по моей информации, 4 ПВО-шных пункта.

Новая Земля — это ещё не крайняя точка, где стоят наши ребята. Есть ещё Земля Франца Иосифа, это ещё севернее. Солдат доставляют сначала на Новую Землю, а потом на вертолёте туда.

Туда никак не попасть журналистам. Никаких родственников туда не пустят даже по блату. Чтобы вы понимали: во всех военных частях есть забор. На Новой Земле забора нет. Зачем? Это тундра. Там царствует медведь.

С белыми медведями мы сталкивались, но они были сытыми. Питаются они в основном отходами, что солдаты не доели: остатки хлеба, каши. Медведи приходят к мусорным бакам питаться.

Но вот в прошлом году был коллапс, когда в Белушью губу (посёлок, расположенный рядом с воинскими частями. — ОМ) пришли 15 медведей. Вызвали даже учёных выяснить, почему такое происходит — такого не было никогда за всё историю «Белушки».

Как только приезжаешь туда, сразу рассказывают, что делать при нападении медведя. По характеристикам он круче, чем терминатор. Весит полторы тонны, бегает по снегу, по сугробам выше человеческого роста, в 5−10 раз быстрее человека. Медведя почти не победить. Можно два рожка автомата Калашникова в него разрядить, а зверь только ещё больше «озвереет», от боли только вернее начнёт есть или резать человека. Мегаубийца.

Как-то офицер нам показывал, что делает белый медведь с человеком, со срочником. Срочника спасли, но он стал инвалидом. Положа руку на сердце, вам скажу: круче маньяка, чем медведь, ни в каком фильме ужасов я не видел. Белый медведь нарезает и смакует человечину — это страшно. Но такие случаи, к счастью, редки. Потому что когда приходит медведь — сразу оповещение. Собаки первыми его чувствуют, как и смену погоды.

Инернет минимальный, но есть. Из-за сильного ветра вышки падают. Телефоны у нас, если увидят, отнимали, разбивали. А сейчас же ещё в силу закон вступил о том, что нельзя публиковать фотографии из военных частей, когда ты на службе. Так что сейчас с этим ещё сложнее.

Но о службе у меня самые тёплые воспоминания. На Новой Земле мир, которого больше нигде нет. Нетронутый. Там природа всегда сильнее человека. Безумно красиво, когда снег сходит, и тундра оживает, пусть это и на месяц всего лишь.

Что касается испытаний ядерной бомбы, если посмотреть на карту, то Белушья губа — это почти юг. А испытания были в другой части Новой Земли. Сейчас количество радиации больше в Москве, чем там — при нас замеряли.

Евгений Кормин, в/ч № 26 894, служил в 2012—2013 годах

«В «учебке» всех пугали Новой Землёй. Но страшно было, пока мы туда не прилетели. Правда, временами было трудно. Часто приходилось ходить в наряды, потому что в части мало человек.

Служили парни в основном из Архангельской и Вологодской областей, человек десять только из Центральной России. Приезжали прямо из «учебки». Учеба длилась три месяца, после этого в штабе распределяли по частям по всей стране, где нужны были солдаты с той или иной специальностью.

Казарма старая, местами уже сыпались кирпичи. Внутри было очень холодно. Часто прорывало трубы и не было отопления. На улице очень холодно, много снега и сильные ветра. Даже на дембель 28 июня все были в бушлатах и шапках.

Секретность разная. После службы за границу выезжать можно, но не всем. Например, не всем можно, кто в батальоне связи служил.

Архипелаг закрытый, родственникам солдат приехать туда нельзя. Насколько я знаю, никаких специальных разрешений не существует".

Разблокировать push-уведомления

Следуйте инструкциям, чтобы активировать push-уведомления