Почему перестала работать антиукраинская пропаганда

ТВ по привычке рассказывает россиянам про нищету украинцев и хунту. Но это уже не эффективно: соседи все лучше относятся друг к другу

Опубликованы результаты совместного опроса «Левада-центра» и Киевского международного института социологии о том, как россияне и украинцы относятся друг к другу, к соседним странам, к власти в них, и каким хотели бы видеть будущее российско-украинских отношений. Результаты довольно неожиданные. И резко контрастируют с телевизионной картинкой

Телевизионная Украина

Беглый обзор передач и дискуссий понедельника показывает следующую картинку. На Первом — «Время покажет». Неведомый эксперт вопит с пеной у рта: «А Гитлер как пришел к власти? А его кто финансировал? А в чем разница?» Через минуту просмотра выясняется, что Гитлер пришел к власти точно так же, как и Петр Порошенко, и режимы их мало чем отличаются. Можно переключаться. На «России 24» — миловидная ведущая: «После короткой рекламы мы расскажем, как украинские раскольники захватывают православные храмы». Шоу Норкина на НТВ можно и не проверять — там вообще не бывает вариантов, с момента основания все разговоры только об Украине.

Пропаганда работает по привычным лекалам, не меняя ни темы, главной для российского ТВ в течение последних шести лет, ни регистров для ее освещения.

Если долго смотреть телевизор, легко поверить, что никакой России вообще нет. Вокруг одна безбрежная Украина, где обезумевший бандеровец, выкрикивая нацистские лозунги, идет осквернять древние святыни.

Пропаганда работает, но вот успешно ли? На этот вопрос отчасти дает ответ исследование, «Левады» и КМИС.

Успехи пропаганды

«Левада» регулярно отслеживает, кого россияне считают главными врагами. Естественно, на первом месте много лет уже — Соединенные Штаты Америки. Но вот на втором с тех пор, как российское телевидение сделало главной своей темой разоблачение «кровавой киевской хунты» — как раз Украина. Это понятно и привычно, хотя и не укладывается в голове.

Есть примеры и пострашнее. Уже не «Левада», а ВЦИОМ, но тоже регулярно выясняет — от каких стран, по мнению россиян, исходит угроза вооруженной агрессии против нашей страны? В 2015 году в список потенциальных агрессоров впервые попала Украина — из тех, кто вообще нападения опасался, орд украинских оккупантов ждали 10%. Дальше их число только росло и в 2017 году достигло пика — из уверенных, что война хоть с кем-нибудь, да будет, 31% считали, что она будет именно с Украиной.

Это и есть показатель высочайшей эффективности государственной пропаганды: понадобилось всего несколько лет, чтобы в России появились люди, всерьез допускающие, что Украина может на Россию напасть. И таких людей — не то, чтобы совсем уж мало.

Все получается, было не зря, все сработало — телеведущие, эксперты с ток-шоу и депутаты могли собой гордиться. Скептики издевались над топорностью их методов, но главное — методы сработали. Ненависть привилась, милитаризация сознания стала явью. Большего абсурда, чем украинские захватчики, жгущие наши города и села, кажется, и представить себя нельзя, но россияне в эти телевизионные ужасы поверили. Не заметив даже, что возникает некоторое противоречие: им же ведь годами рассказывали, что украинская армия — это разномастный сброд на ржавых советских танках, годный только, чтобы воевать с мирным населением Донбасса, в то время как у нас, стараниями Владимира Путина и Сергея Шойгу, — лучшее в мире оружие в руках самых преданных в мире солдат.

Пропаганда вообще не боится противоречий. Ее задача не в том, чтобы формировать у потребителя целостное мировоззрение, а в том, чтобы потребитель боялся и ненавидел. Боялся остаться без отеческой защиты власти и ненавидел врагов ее.

Подтухшая ненависть

Пропаганда, как мы, буквально, можем видеть — достаточно просто включить телевизор, — меняться не собирается. Некоторое время в списке тем для бесконечных обсуждений с Украиной конкурировала Сирия, но в конце концов актуальность утратила. Любая украинская новость затмевает собой для официоза все прочее: тамошняя избирательная кампания освещается в таких подробностях, с таким вниманием, какого даже выборам Путина не досталось. Да что там президентские выборы — даже информацию о выборах участника от Украины на конкурс «Евровидение» на российском телевидении мусолили несколько дней. Рискну предположить, что дольше, чем на украинском телевидении.

Но вот только интереса к этому — все меньше. Пять лет со дня присоединения Крыма — и в Москве вместо шумных митингов гастрономический фестиваль. Если столичного жителя не поманить чебуреком — он просто не выйдет на столь важные государственные торжества, оказывается. А главное, если верить социологам, не находит уже сбыта основной товар российских пропагандистов — ненависть к соседней стране и ее жителям.

Собственно, как раз про это совместный опрос «Левады» и КМИС.

К Украине больше половины россиян — 55% — относятся «плохо» или даже «очень плохо». Но в прошлом году таких было 60%. Зато число тех, кто на этот вопрос ответил «хорошо» или «очень хорошо» — 34% против 28% в прошлом году.

При этом 52% респондентов хотят видеть две страны независимыми, но дружественными и с открытыми границами.

И — вот он, полный провал пропаганды, — к украинцам «хорошо» или «очень хорошо» относятся 82% опрошенных.

И, что более неожиданно, но тоже внушает оптимизм — опрос украинцев, проведенный КМИС, дает похожие результаты. 77% «хорошо» или «очень хорошо» относятся к россиянам. Правда, в России не любят нынешнее руководство Украины, причем довольно сильно, и, — хотя это не удивляет вовсе, — украинские респонденты совсем не любят нынешнее руководство России. Однако это, во-первых, здраво: нам их власть любить незачем, а им нашу, мягко говоря, не за что. А во-вторых, это тоже хорошая новость.

Перегоревший телевизор

Хорошая новость для жителей России, и плохая — для российской пропаганды. Универсальное заклинание «вы же не хотите, как в Киеве» вполне работало, пока жизнь внутри страны оставалась сносной. Фоновый рассказ о чужих зверствах и чужих бедах утешал. Но игра в геополитику, начавшаяся как раз с Крыма, в итоге загнала Кремль в тупик, из которого тяжело выбираться. И ответ на вопрос про Киев поменял смысл. «Да, мы не хотим, как в Киеве, — говорят уже собственной власти россияне, голосующие против московских ставленников на региональных выборах и выходящие на акции протеста. — Мы вообще не хотим равняться на Киев. Мы хотим, чтобы вы вспомнили, что живете в России и попытались решить наши проблемы». Следующий шаг, который год еще назад казался немыслимым, а теперь невозможным не выглядит, это ответ: «Да, мы хотим, как в Киеве. Мы хотим, чтобы граждане могли менять власть».

На эту реплику у власти нет ответа, а у пропаганды — нового трюка. Телевизор рассказывает россиянину про нищету простых украинцев, но россиянина явно больше занимает его собственная нищета. И, собственно, большего не надо, чтобы россиянин перестал воспринимать украинца в качестве врага. Даже не понадобилось выключать телевизор: хватило внутренних проблем, чтобы от него отвлечься.

Недавно команда «Открытой России» опубликовала рассказ практикантки с программы «Время покажет», которая целыми днями искала «правильных украинцев». Таких, которые могли бы рассказать на шоу, как им тяжело. Или, наоборот, про то, как они ненавидят все русское. Получалось плохо, а главное — только создателям ток-шоу и нужны теперь такие украинцы. Зрителям не до них.

И немного смешно, что власть это все сама же и сделала.

А вот гадать, что в головах украинских участников опроса, не будем, но повторимся: они явно видят разницу между российской властью, которую сильно не любят, и обычными жителями России, к которым относятся вполне неплохо. Процесс восстановления нормальных отношений между нашими странами простым не будет — это понятно. Путинский режим подложил много мин под российское будущее, и украинская проблема вместе с Крымом на этом минном поле — один из главных зарядов. Но тот факт, что большинство украинцев россиян врагами не считает, дает хотя бы шанс на возвращение к норме.

Мы все равно соседи. Бесполезно спорить с географией.





Агрегатор

Проекты