Почему Лукашенко обвинил Москву в попытках разрушить Белоруссию

Лукашенко утверждает, что Москва поставила ему ультиматум: поддержка белорусской экономики в обмен на такую интеграцию, к которой Минск не готов

Александр Лукашенко обрушился на Москву с беспрецедентно жёсткой критикой, выступая в пятницу на проходившей в Минске ежегодной пресс-конференции для журналистов российских провинциальных СМИ. По словам Лукашенко, сам он считает, что надо «шаг за шагом» исполнять Договор о создании Союзного государства. «Может быть, мы и к этому придем… но надо идти», — сказал Лукашенко, пояснив, что сейчас интеграция стоит на месте.

Но главный лейтмотив его выступления был всё-таки другой: «Россия нас обижает, не уважает нашу независимость, принуждает к интеграции, а мы хоть и маленькие, но гордые».
«Шантажировать нас, пытаться наклонять, становиться коленом на грудь бесполезно. Мы должны идти к интеграции во имя единения наших народов. Не могу пойти на закулисные махинации, все должно быть честно и открыто», — сетовал белорусский президент.
Что стоит за этими заявлениями?

Цена помощи

С августа Александр Лукашенко проводит одни переговоры с Россией за другими в попытках сохранить субсидирование белорусской экономики. Оно длится с 1996 года и, по оценкам экспертов МВФ, каждый год Минск получает на $10 млрд различных субсидий от России — в форме дешевого газа, беспошлинной нефти, открытого российского рынка, вооружений и кредитов. Без этой поддержки белорусский бюджет был бы глубоко дефицитен.

Проблемы у белорусских властей возникли этим летом, когда Москва вдруг объявила, что теперь поддержка белорусской экономики будет прямо увязана с готовностью Минска укреплять белорусско-российский союз. Речь идет о подписанном еще в 1999 году договоре о создании Союзного государства. Но процесс интеграции застопорился в 2007 году, на стадии перехода к единой валюте. С 2015 года постсоветская интеграция идет больше в формате Евразийского экономического Союза (ЕАЭС), с участием Казахстана и других республик бывшего СССР.

6 декабря на саммите ЕАЭС в Санкт-Петербурге Александр Лукашенко отметился резкими высказываниями в адрес Владимира Путина. Белорусский лидер указал на разные условия ценообразования для белорусских и российских потребителей газа. По его словам, для белорусских потребителей топливо стоит $130 за тыс. куб. м, тогда как для российских, в соседней Смоленской области, — $70. На следующий день Лукашенко рассказал российским телевизионщикам, что потом извинялся перед Путиным за инициированную в «нехорошей форме» дискуссию по газовому вопросу.

Другой болезненный вопрос двусторонних отношений — о компенсациях белорусской стороне доходов, которые бюджет страны со следующего года будет нести из-за запущенного в РФ т. н. «налогового маневра». Он сделает нефть для белорусских НПЗ более дорогой, то есть белорусское государство лишится сверхприбылей, которые сегодня имеет благодаря получению российской нефти на особых «союзных» условиях, без 30%-й экспортной пошлины. По словам Лукашенко, до 2024 года «нефтяные» потери Белоруссии могут достигнуть $10,8 млрд.

В Санкт-Петербурге дошло до того, что Лукашенко пригрозил покинуть ЕАЭС и Союзное государство — если Россия не будет обеспечивать «равные условия для субъектов хозяйствования».

Ультиматум Москвы

Однако, похоже, в Кремле на такое уже не покупаются. 11 декабря в Москве вице-премьер РФ Дмитрий Козак встречался с делегацией из Белоруссии, но демонстративно отказался обсуждать компенсацию цены на нефть и возможные скидки на газ. По его словам, это нельзя обсуждать «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства».

Эти «принципиальные решения» 13 декабря на заседании Совмина Союзного государства в Бресте перечислил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, и происходившее выглядело как ультиматум белорусскому руководству. Российский премьер напомнил о существовании договора о создании Союзного государства, который был подписан 8 декабря 1999 г.

Медведев предложил Лукашенко два варианта на выбор. Первый — «консервативный» сценарий: «При сохранении контуров того Союзного государства, которое было создано, без повышения уровня интеграции до тех пределов, подчеркиваю, которые установлены в договоре 1999 г., без формирования всех институтов, которые заложены в этот договор», — сказал Медведев. В этом случае центром интеграции становится ЕАЭС, а Минск более не сможет претендовать на «особое отношение» Москвы, и все проблемы должен решать в рамках Евразийского Союза.

«Второй вариант сотрудничества, продвинутый вариант, основан на повышении уровня интеграции до пределов, которые установлены в договоре, с одновременным повышением взаимозависимости экономик и возможностью оказания помощи и поддержки в ходе союзного строительства, решения самых разных вопросов, которые относятся к интеграции, — отметил Медведев. — Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счетной палаты. В том порядке, который предусмотрен договором о создании Союзного государства. В этом случае нужно проводить единую налоговую политику, политику в области ценообразования. Какой из этих вариантов выбрать, надо обсуждать здесь, на союзном Совмине, и на Высшем государственном совете, на уровне президентов двух стран».

«Если интеграция пойдет по второму варианту, белорусские предприятия получат те же возможности, что и российские; Москва возобновит финансовой поддержку Минска, поставки дешевых энергоносителей и т. д., — сказала в комментарии для „Открытых медиа“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Но Медведев предпочел и кое о чем умолчать. Договор 1999-го также предусматривает создание единого парламента двух стран, единых вооруженных сил, единого Центробанка и, наконец, появление единого президента. То есть Беларусь будет просто поглощена Россией».

Ответ Минска

На итоговой пресс-конференции было видно, что Лукашенко серьёзно нервничает. Он раз за разом возвращался к теме «российского ультиматума», по ходу дела все более распаляясь. В конце концов белорусский президент заявил, что вверенная ему республика никогда не войдёт в состав России: «Если нас хотят поделить на области и впихнуть в Россию — этого не будет никогда». Эта фраза — явная отсылка к знаменитому высказыванию Владимира Путина, который в 2006-м предложил включить Белоруссию в состав РФ «шестью областями».

Отвечая на другой вопрос, Лукашенко также заявил, что под предлогом «глубокой интеграции» Москва хочет включить Белоруссию в состав России. «Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России, — заявил Александр Лукашенко российским журналистам. — Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны… Нам говорят — компенсация за налоговый маневр будет, когда будет более глубокая интеграция. А некоторые прямо говорят — мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации».

Комментируя возобновление разговоров о едином эмиссионном центре и валютном союзе, Лукашенко заявил: «Это значит создавать союз с крыши, а не с фундамента. Тогда, в начале 2000-х годов, не нужен был этот союз, который прописан в договоре. А сейчас много об этом начали говорить».

«Те, кто сегодня в России это предлагает, явно не исходят из великих побуждений единения белорусов и россиян. Нет. Что-то здесь другое», — резюмировал Лукашенко.

Он также заявил, что Белоруссия получает от России кредиты по ставкам, которые в три раза выше, чем предлагает Международный валютный фонд. «Если мы от России получаем $4−5 млрд кредитов, то каждый год мы за обслуживание этих кредитов платим $1,2 млрд», — сказал белорусский лидер.

Впрочем, даже резко критикуя Кремль, Александр Григорьевич предусмотрительно оставлял себе пространство для отступления. Он объявил, что накопившиеся между Белоруссией и Россией вопросы будут решены в самое ближайшее время на личной встрече президентов. Лукашенко назвал и дату своей следующей встречи с Путиным — 25 декабря. По его мнению, нынешний конфликт — «это рабочий момент, в отношениях между нашими странами еще не было ситуаций, в которых мы не нашли бы компромисса».

Более того, напоследок Лукашенко попытался обвинить в очередном обострении отношений между Москвой и Минском журналистов. «Вслед за событиями слухи, домыслы, фейки традиционно заполняют медийное пространство, усложняя восприятие действительности. Все эти факторы влияют на внутреннюю жизнь Союзного государства, на темп нашего стратегического сотрудничества», — отметил белорусский президент.

«На постсоветском пространстве нет политика, который умел бы маневрировать лучше, чем Лукашенко. Он добивается своего в любом случае, и получает это именно от России. Сейчас Лукашенко рассчитывает, что сможет „договориться“ с Путиным на очередной личной встрече, и „ультиматум Медведева“ так и останется громким заявлением, — говорит белорусский политик, лидер гражданской кампании „Наш Дом“ Ольга Карач. — Интеграционные пожелания России бессменный белорусский президент рассчитывает, как обычно, спустить на тормозах. Также Лукашенко рассчитывает на то, что „принуждение к интеграции“ в рамках Союзного государства он сможет подать Западу под нужным углом. И „коллективный Запад“, с его нынешним видением России, воспримет происходящее чуть ли не как очередную аннексию, как действие того же порядка, что и аннексия Крыма и Донбасса, создание марионеточных Абхазии и Южной Осетии».





Агрегатор

Проекты