Почему аресты в окружении Медведева не влияют на его политический вес

Чем ниже рейтинги премьера, чем больше «чисток» в его команде — тем он становится сильнее, а не слабее. И этот феномен объясним

Аресты не помеха

Злоключения бывшего министра Михаила Абызова вызвали лавину домыслов о том, чем все это кончится для Дмитрия Медведева. Некоторые даже прямо пророчествовали об отставке непотопляемого премьера и чуть ли не о неизбежном последующем аресте. Тем не менее ничего такого с Медведевым не случилось и вряд ли случится. Он не сходит с экранов федеральных каналов и, как сообщают СМИ, готовится к предвыборным поездкам по регионам. Он остается вторым человеком в государстве, и если Владимир Владимирович по каким-то причинам утратит дееспособность, то власть в стране окажется именно в его руках — в полном соответствии с действующей конституцией.

С точки зрения нормальной политики все кажется совершенно нелогичным: команда премьера подвергается разгрому и постоянному поношению — разве все это не признаки скорой опалы и низвержения?

В любой другой политической системе все было бы именно так, но не в России. Стратегия выживания при дворе стареющего и все более подозрительного автократа проста и рецепт ее записан в Библии, в истории про жертвоприношения Авраама: если всемогущая сила, от которой ты полностью зависим и которой изъявляешь покорность и восхищение каждый день, потребует принести ей в жертву любимого сына — не надо рефлексировать и надеяться на лучшее, просто надо взять сына и ножик и пойти куда сказано. Утешаться надо тем, что в итоге тебя все равно вознаградят. А вот отказ выполнить предписанное однозначно испортит отношения со всемогущим существом и тогда потерей одного родного человека уже явно не обойдется.

Если вернуться из мира библейских притч в мир российской политики, то и здесь мы найдем множество примеров, подтверждающих все сказанное выше. Иосиф Сталин под конец своей жизни упрятал за решетку родных многих ближайших соратников — например, любимую жену Вячеслава Молотова. Сам Молотов при этом оставался на своем месте и продолжал быть членом высшей элиты СССР. Характерно, что крах его карьеры произошел не тогда, когда Молотов молча сносил издевательства Сталина, а когда он попытался возражать Хрущёву. А вот Анастас Микоян никому не возражал и всегда поддерживал все начинания и идеи актуального начальства — и всегда был при власти, в почете и славе, от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича, как метко шутили по этому поводу советские люди. Так что российскому чиновнику есть с кого делать жизнь.

Второй человек и другие люди

Итак, Медведев — второй человек в стране при все более непредсказуемом Путине. Кто ему, Медведеву, этот арестованный Абызов? Собственно говоря, вовсе никто. И даже если когда-то между ними что-то было в смысле совместных занятий политикой, бизнесом или всем сразу, едва ли это можно считать достаточным основанием, чтобы ждать от Медведева хоть каких-то заметных миру усилий по освобождению Абызова из темницы.

Зато за Абызова вступился Анатолий Чубайс, которому уже давно терять нечего и который, скорее всего, прекрасно понимает свои перспективы: в суровый час, если он все-таки настанет, и ему не поздоровится, и по всем каналам изумленному народу покажут, в какой нечеловеческой роскоши купался властелин Роснано и отец ваучерной приватизации. Единственный шанс избежать всего этого — надеяться, что суровый час не наступит, все как-нибудь выправится, и Путину не нужно будет пытаться умилостивить нищенствующий народ такими жертвами. Кроме того, Чубайсу, согласно выбранной роли, надо оставаться в образе вождя ненавидимых всеми «системных либералов», помогая тем самым президенту вновь и вновь разыгрывать карту «внутри власти полно врагов, которые мешают президенту».

Между прочим, уже само то, что Чубайс благоденствует и процветает в непосредственной близости от верховной российской власти, к ужасу и отвращению старых и новоявленных борцов с наследием «лихих 90-х», говорит о качествах, необходимых для выживания в системе.

Взять примеры с другого фланга путинской когорты — господ Рогозина и Мединского. Рогозин на глазах изумленной страны превратил в бесконечное позорище и скандал космическую отрасль (при том что провалы и хищения в его ведомстве регулярно освещаются даже вполне провластными СМИ), да и методы работы Мединского вызывают вопросы, не говоря о его диссертации. Второе уголовное дело против бывшего заместителя министра Григория Пирумова, казалось бы, должно поставить точку в карьере министра культуры. Но, как мы видим, и Рогозин, и Мединский остаются на своих постах, что может значит только одно: президента все устраивает.

Почему? Да все потому же. Если бы при Рогозине космическая отрасль пережила невероятный расцвет и была бы гордостью и отрадой россиян, то сам он стал бы слишком популярен и тем самым — опасным для Путина. Ибо зачем Путину более молодые и демонстративно эффективные деятели вокруг него?

Мединский же хорош уже тем, что вовсе и не собирается быть популярным у широких народных масс, а уж на то, что про него думает разная там интеллигенция, ему тем более наплевать, поэтому он всегда готов выполнить любое задание и провести в жизнь нужную культурную политику.

Можно привести еще множество примеров, но все они будут об одном: от Москвы до окраин на всех публичных должностях у Путина оказываются удивительные люди, многим из которых политика, казалось бы, вовсе противопоказана — хотя бы потому что они не умеют общаться с людьми. Но в рамках созданной системы это вовсе не недостаток, а достоинство: все чиновники должны быть или плохими или неотличимыми от серого фона, чтоб на их фоне еще ярче сиял Владимир Путин.

Задача Медведева

Личная задача Медведева — сохраниться на своем посту любой ценой. И каждый раз, когда ему предлагается продемонстрировать свою лояльность, он ее демонстрирует и сделает это еще не раз. Есть ли у него какая-то команда или нет, это все малоинтересные вопросы. Современная Россия так устроена, что любой получающий власть человек мгновенно обрастает командой — весь вопрос, какая это команда, но да это уже совсем никого не интересует. А Дмитрий Анатольевич, как уже указывалось, в очереди за властью стоит сразу за Владимиром Владимировичем, и это дорогого стоит, уж точно дороже свободы и благополучия Абызова.

Непопулярность, демонстративная слабость, уязвимость и известный каждому компромат — это едва ли не лучшие качества для крупного чиновника в современной России. Зачем Путину популярные, сильные, неуязвимые и без пачек компромата? Как потом задвигать такие деятелей, если они слишком далеко выдвинутся?

Отрицательная селекция, о которой давно говорили, именно так и выглядит. Чем ниже рейтинги Медведева, чем хуже к нему относятся, чем унизительнее аресты в его окружении, тем он становится не слабее, а сильнее. Естественно, сильнее в рамках системы, а не в абсолютном измерении.

Несмотря на разговоры о трансферте власти, Путин или вовсе не собирается никуда уходить, или собирается переформатировать власть так, как это было в 2008—2012 годах. То есть воссоздать систему, в которой президент есть, но это очевидное ничтожество, которое только олицетворяет и посылает сигналы, а в реальности правит все тот же Путин. Но при любой схеме управляемого транзита власти Медведев остается незаменимой фигурой. Более того, он ключевой игрок в любой схеме чрезвычайного транзита власти (если с Путиным что-то случится) — и про это никогда не надо забывать тем, кто любит посмеяться над Дмитрием Анатольевичем.

Очень может быть, что в итоге Путин избавится и от Медведева — и тогда бывший премьер и президент просто исчезнет из информационного пространства, удалившись в мир дворцов, парков и домиков для уточек. Но случится это не из-за просчетов Медведева, не потому что он непопулярен или слаб, а просто потому, что таков будет президентский план, в котором для Дмитрия Анатольевича не останется места.

Пока же шанс на то, что по итогам всех перестановок или же по стечению обстоятельств власть над Россией окажется у Медведева, все-таки остается. И ради этого шанса Дмитрий Анатольевич безропотно и смиренно вытерпит все — даже если дело дойдет до действительно близких ему людей. В конце концов, потом всех можно выпустить из тюрем и вернуть отнятое и едва ли они будут в обиде на Медведева — как говорится в таких случаях в нашей стране: «Ну вы же все понимаете, просто время такое было!».

Чтоб преуспеть в чиновничьей карьере при позднем Путине, прежде всего, надо не высовываться, когда не просят, а каждый раз, когда силовики увозят в казенный дом твоих недавних партнеров, смиренно рассуждать о независимости российского суда и качестве правоохранительной системы.

Чтобы преуспеть при Путине, надо быть как Медведев.





Агрегатор

Проекты