Какие шансы упустила экономика России в период мирового роста

С 2009 года США и Европа добились внушительного подъема экономики и, возможно, обезопасили себя перед новым кризисом. Успехи России куда скромнее

Казалось бы, главным событием на прошлой неделе в деловом мире должна была стать знаменитая «чёрная пятница», указывающая на настроение потребителей, но куда большее внимание осталось приковано к «чёрному понедельнику», когда американские фондовые индексы упали на 1,6−3,1%. За первой распродажей последовали ещё две, и всю неделю индекс широкого рынка S&P500 оставался ниже ранних январских значений. Если год закончится на такой же ноте, он станет вторым после 2008 г., когда фондовый рынок США не смог показать роста. Почти два месяца дешевела нефть, и к концу недели, когда падение от максимальных уровней октября превысило 30%, фьючерсы на американскую WTI образовали т.н. «смертельный крест», указывающий на высокую вероятность дальнейшего обвала. Экономисты заговорили о возможности рецессии — тем более что обострение торговой войны между США и Китаем даёт к этому дополнительные поводы.

Успехи Запада

Неужели девятилетний подъём, формально начавшийся в III квартале 2009 г., скоро сменится кризисом? Пока, мне кажется, рано давать положительный ответ на этот вопрос — но можно быть уверенным, что экономика развитых стран вышла на некое плато, и инвесторы задумались, куда она пойдёт в будущем году. Это даёт возможность подвести некоторые итоги, хотя бы промежуточные — и выглядят они впечатляюще.

В США по итогам 2018 г. ВВП в сопоставимых ценах превысит показатель 2008 г. на 18,7%. Реальные доходы населения за тот же период выросли на 14,8%, а средняя цена единицы недвижимости — на 7,5%. Фондовый рынок показал невиданный скачок: максимальный показатель того же S&P500, достигнутый в октябре 2007 г., превышен сегодня на 71%.

В Европе дела не так впечатляют, но в Германии экономический рост составил с 2008 г. 15,2%, средние доходы выросли в реальном выражении на 12,4%, индекс DAX прибавил от прежних максимумов 38%. Рост экономики был фронтальным, не сводясь к традиционному для последних десятилетий развитию сферы услуг: в тех же США росли и промышленность, и даже — о чудо! — добывающие отрасли. Причём как! Среднемесячная добыча нефти подскочила в стране с середины 2007 г. по октябрь 2018 г. в 1,9 раза, а газа — на 40%. По обоим этим показателям всегда критически зависимые от импорта энергоносителей США стали заняли первую строчку в рейтинге ведущих производителей нефти и газа в мире.

Впервые в мире появились компании с капитализацией, превышающей $1 трлн. — и ими стали Amazon и Apple, а вовсе не «Газпром», вопреки обещаниям Алексея Миллера, которые он давал в далёком 2007-м. Сейчас вообще может показаться, что мир вернулся в 1990-е годы: по итогам I квартала 2017 г. все 10 самых дорогих публичных компаний мира оказались американскими — этого не было с далёкого 1994-го.

Неудачи России

На этом фоне Россия, хотя и «вставшая с колен» в 2014 г., смотрится далеко не блестяще. По сравнению с 2008 г. реальный ВВП вырос всего на 9,17%, а выраженный в долларах сократился почти на 6%. Средняя долларовая цена 1 кв метра жилой недвижимости в Москве упала в 2,1 раза, а рублевая — на 4%. В отличие от западных стран, фондовый индекс RTS не вырос, а снизился более чем на 56%, а отток капитала из страны за десять лет превысил $720 млрд. Даже добыча полезных ископаемых, чем Россия всегда привыкла гордиться, по сути стагнировала: по итогам 2017 г. страна добыла на 3,4% больше газа, чем в 2008-м, на 12,1% больше нефти и — благодаря субсидированию его перевозок со стороны РЖД — на 24% больше угля. И если в ближайшие несколько лет случится новый кризис, то мы вполне можем быть отброшены и за показатели конца первого путинского срока, ещё больше приближаясь к «проклятым 90-м» по показателям уровня жизни и уровню экономического развития.

Антикризисная оборона

Какой может быть стратегия России в современных условиях — и на что, судя по всему, надеются в Кремле? Некоторое время после первых шоков: экономического 2008−2010 гг. и политического 2014 г. — основные ожидания были связаны с верой в изменение внешней конъюнктуры: ростом цены на нефть после её провала до $29/бар. в январе 2016-го и с отказом Запада от санкционной политики, связывавшимся прежде всего с вероятным успехом Дональда Трампа.

Однако вскоре стало ясно, что на примирение с США и Европой рассчитывать не приходится, а приток в экономику дополнительных экспортных поступлений совершенно не стимулировал рост, сковывавшийся крайне неумелым государственным регулированием, растущей коррупцией, произволом силовиков и неготовностью населения тратить, а бизнеса — инвестировать.

В таких условиях власть довольно быстро противопоставила себя обществу и приняла на вооружение стратегию win-lose: чем больше есть у меня, тем меньше у вас, и наоборот. Главные усилия экономического блока правительства, начиная с 2014 г. были направлены только на одно: аккумулирование возможно больших средств в бюджете и возможно больших резервов; власти готовились и готовятся «к прежней войне», к повторению 2008/09 гг., когда эти резервы спасли Кремль и обеспечили рост реальных доходов населения (а, соответственно и сохранение поддержки власти), несмотря на рухнувший на 7,8% в 2009 г. ВВП.

В рамках этой стратегии с 2014 г. была заморожена накопительная часть пенсии, а с 2019 г. начинается повышение пенсионного возраста; повышены более 20 видов налогов и сборов, из которых наиболее чувствительным окажется повышение НДС до 20% с 1 января; проведены «мероприятия» по изъятию части доходов частного бизнеса (как это было сделано ранее в этом году с химиками и металлургами) и квазиприватизации госкорпораций (можно вспомнить «переливание из пустого в порожнее» под видом приватизации пакета «Роснефти»); ренационализированы некоторые крупные компании («Башнефть», «Магнит», на очереди, вероятно, Альфа-банк). Результат был достигнут: к 1 октября 2018 г. размер Фонда национального благосостояния достиг 5 трлн. рублей, бюджет этого года будет сведён с рекордным в истории профицитом в 2,14 трлн. рублей, а на 2019 г. этот показатель запланирован в размере 1,93 трлн.

Власть, нельзя не признать, хорошо подготовилась к возможному кризису — но в чисто «оборонительном» ключе. Она окончательно перестала ориентироваться на развитие страны и в полной мере сосредоточилась на стабильности. Граждане сегодня воспринимаются не как производительная сила, а исключительно как нахлебники, которых в случае чего придётся «кормить» (отсюда, мне кажется, и участившиеся истерики чиновников о том, что «мы вам ничем не обязаны и ничего не гарантируем»). Такая стратегия, следует признать, может помочь «пройти» кризис, но она не приспособлена для какого-либо прогресса, все шансы на который были благополучно упущены сначала в период медведевской «модернизации», а затем и путинской «стабильности». Всё это означает, что на новом экономическом цикле нам предстоит увидеть всё тех же руководителей и всё ту же динамику — постоянное отставание от развитого мира, впервые в истории новейшей России отчётливо проявившееся именно в период с 2009 по 2018 г.





Агрегатор

Проекты