Как строительный бум спас ВВП России

Статистическое ведомство в очередной раз помогло улучшить показатели экономики. На сей раз с помощью «уточнения» цифр. Но цифры не сходятся

Сюрприз от Росстата

Росстат продолжает удивлять. У нас, оказывается, в 2018 году случился настоящий строительный бум, что резко улучшило итоговый показатель роста ВВП, который теперь составил 2,3% — лучший показатель за последние годы. Напомню, что еще в декабре минувшего года оценки прироста ВВП по итогам 2018 года колебались в интервале 1,6−1,8%.

Это только кажется, что нет проблемы: чуть больше — чуть меньше, в чем вопрос? А вопрос в том, что, когда общий годовой показатель по ВВП резко возрастает в результате декабрьского уточнения данных по одной из отраслей, значит, в этой отрасли должно было произойти что-то невероятное.

Итак, по итогам 2018 года строительство, по данным Росстата, выросло на 5,3%. До этого на протяжении четырех лет оно падало. Еще в январе-ноябре 2018 года рост в строительстве составлял малозаметные 0,5% в годовом выражении.

Причем, как было сказано, данные были «уточнены». Ничего себе, уточнили… Не помню, честно говоря, чтобы когда-либо «уточняли» столь радикальным образом. «Уточнить» — это, по практике, добавить туда-сюда какие-то десятые. А вот скорректировать так, как это было сделано, это не уточнить — это радикальным образом пересмотреть существующие данные. Если у вас уточнение происходит в таких масштабах, то что-то неладное есть в первичном учете.

Ладно, допустим, действительно стройка «рванула», а мы и не заметили. Тогда давайте пойдем в своем анализе простым логическим путем: должно столь же заметно вырасти производство стройматериалов, перевозки строительных грузов, производство строительной техники… Ну, правильно же?

Слагаемые падают, сумма растет

Итак, начнем с производством основных стройматериалов в 2018 году: производство цемента снизилось на 1,9%, кирпича строительного — на 6,1%, блоков стеновых силикатных — на 6,9%, товарного бетона — на 1,6%, конструкций из черных металлов — на 1,5%, кирпича керамического — на 4,8% и т. д.

Можно, конечно, если постараться, найти прирост по какой-либо неосновной позиции (например, производство плитки керамической для полов выросло на 3,7%), но общей картины это не меняет: при резком росте строительства в 2018 году производство основных стройматериалов «почему-то» заметно снизилось.

Если кому-то придет в голову спасительная мысль о том, что, возможно, мы стали наращивать импорт стройматериалов, и за счет них увеличился объем строительных работ, то, боюсь, эти надежды не оправдаются. Неужели мы строим за счет импортного кирпича?

А вот цемент, как ни покажется странным, Россия и вправду импортирует в достаточно больших объемах. Однако и здесь показатели снижались. За январь-ноябрь 2018 года импорт цемента в Российской Федерации снизился на 32%.

Опять же: по какой-то позиции можно найти и плюс (импорт крепежной фурнитуры и арматуры за январь-ноябрь 2018 года вырос в весовом выражении на 9,7%), но общей картины это не изменит: никакого взрывного импорта стройматериалов не было. Кстати, уж если речь об этом зашла, импорт металлоконструкций из черных металлов сократился (по весу) за январь-ноябрь 2018 года на 6%.

Ну, а что с перевозкой строительных грузов? По автотранспорту я таких данных не нашел, а вот железнодорожным транспортом было перевезено в 2018 году строительных грузов примерно на 7% меньше по сравнению с 2017 годом. Уж если и был у железнодорожников провал в 2018 году по какому-то виду перевозимых грузов, то это были именно строительные грузы.

Идем дальше, пытаясь выяснить, за счет чего выросло строительство. Что там с производством строительной техники? Возьмем, к примеру, грузовые автомобили. Их производство, по данным Росстата снизилось в 2018 году на 3,5%. Да-да, это производство легковых авто увеличилось на 15,3%, а производство грузовиков упало, в декабре 2018 года и вовсе на 13,3%. Производство бульдозеров, кстати, осталось в 2018 году на уровне 2017 года, показав символический прирост на 0,2%.

Итак, что же подтверждает строительный бум 2018 года? Может, жилищное строительство?

Но и здесь провал: минус 4,9% по сравнению с 2017 годом. Причем в 3−4 кварталах 2018 года падение жилищного строительства составило и вовсе около 10% по сравнению с соответствующим показателем 2017 года.

Версия чиновников

Минэкономразвития, отдадим ему должное, тоже озаботилось «уточненными» данными по строительству за 2018 год. Вот какое объяснение появилось от этого министерства: «вероятно», было устранено расхождение между данными по объему строительных работ по Ямало-Ненецкому автономному округу и данными по инвестициям в здания и сооружения по этому же округу. Проще говоря, учли строительство нефтегазовых объектов на Ямале, которое первоначально отражалось только в данных по инвестициям.

Что же, объяснение заслуживает внимания. Но у нас что, в статистике первый раз отражается строительство объектов нефтегазовой сферы? Почему раньше таких «выбросов» не было? Как быть с приведенными выше официальными статистическими показателями, которые, даже если нефтегазовые проекты и были причиной строительного бума в отрасли, все равно должны были бы продемонстрировать положительную динамику.

И потом, что это за «вероятностная» оценка от официальных органов? Что, сами не уверены в том, что происходит? Росстат, как известно, находится в ведении Минэкономразвития, а оно, оказывается, думает и гадает, что бы могли значить данные Росстата.

Секретная информация

В Венесуэле, кстати, в последние годы официальной экономической статистической информации практически не было. Международные организации делали свои оценки, а вот на национальном уровне все было непонятно.

«Непоняток» в нашей статистике тоже становится все больше. О чем это говорит? Думаю, что здесь все взаимосвязано. Сначала страна вступает в полосу хронического невыполнения своих планов, заявленные цели не достигаются. В связи с этим у властей возникает желание как-то подправить статистику. Но так как совсем-то уж врать трудно по причине сразу же возникающих нестыковок и противоречий в информации, то начинают просто лукавить, недоговаривать и прочее.

Потом даже лукавство не помогает, а истинное положение в экономике становится явным. И вот именно в такой ситуации решается вопрос в пользу отказа от публикации открытых статистических данных. До последнего, к счастью, мы пока не дошли. Однако все еще впереди.





Агрегатор

Проекты