«Дружба» под замком: зачем Лукашенко затеял торговую войну с Москвой

Глава Белоруссии велел «обрубить» транзит российской нефти в Европу. Это резко повышает ставки в затяжном конфликте соседей

«Начинают нам выкручивать руки»

11 апреля, проводя совещание с экономическим блоком правительства, президент Белоруссии Александр Лукашенко сравнил действия «российских партнеров» по закрытию рынка для белорусских поставщиков с экономическими санкциями со стороны Запада. «Последнее время я каждый день слышу и читаю информацию, что наш основной торговый партнер (они любят называть себя партнеры) все больше и больше вводит санкций против Беларуси, — сказал Лукашенко. — Сами находятся под санкциями и осуждают это, и я тут их абсолютно поддерживаю. Но в то же время подобным оружием воюют против ближайших своих союзников. То одно предприятие закрыли, то другое. Потом то ли морковь, то ли салат, то ли уже огурцы не понравились. То ли у них подозрение есть, что мы что-то поставляем не оттуда. И каждый день происходит закрытие наших предприятий. Нам закрывают [российский] рынок».

Лукашенко распорядился в ответ на закрытие российского рынка для белорусских товаров поставить на ремонт нефтепроводы и продуктопроводы — те, по которым в Европу поставляются российские углеводороды. Обращаясь к вице-премьеру Игорю Ляшенко, глава Белоруссии сказал: «Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте. Потому что-то добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки».

Сразу после этого совещания вице-премьер белорусского правительства Игорь Петришенко заявил журналистам, что ремонтные работы на нефтепроводах, которые проходят через белорусскую территорию, по экологическим соображениям невозможно выполнить без их перекрытия. «Сейчас в связи с подходами, связанными с экологией, элементами зеленой экономики, мы видим, что есть моменты, которые не можем реализовать и обеспечить техническое обслуживание этого нефтепровода без [перекрытия] определенных участков, чтобы либо ограничить, либо перекрыть», — сказал чиновник.

В свою очередь, главный инженер ОАО «Гомельтранснефть Дружба» Андрей Вериго уточнил, что Белоруссия планирует капитальный ремонт пяти участков нефтепровода «Дружба»: «Трубы в земле лежат, 80% труб положили еще наши деды. Представьте себе, что металл уже более 50 лет лежит в земле. Естественно, он требует ремонта и обслуживания».

Белорусскому инженеру заочно ответил официальный представитель российской компании «Транснефть» Игорь Демин. По его словам, выявленные дефекты на нефтепроводах в Белоруссии не требуют для своей ликвидации остановки прокачки. «В случае необходимости „Транснефть“ готова предоставить свои возможности для помощи в ликвидации выявленных дефектов нашим белорусским коллегам», — добавил Демин.

Однако понятно, что решение об остановке транзита «на ремонт» было политическим.

Кто начал первым

Неожиданное и явно эмоциональное перекрытие российских нефтепроводов стало апогеем целой череды размолвок и взаимных обид в белорусско-российских отношениях. Все эти события оказались плотно спрессованы буквально в несколько недель — от сразу нескольких скандалов вокруг персоны посла РФ в Минске Михаила Бабича до вала новостей про запреты на поставку в Россию белорусских продуктов питания.

Сначала очень болезненным оказался запрет на экспорт крупного рогатого скота: по данным Белстата, в прошлом году Белоруссия экспортировала в Россию говядины более чем на $2,45 млрд. Но потом последовал еще более сильный удар: был полностью запрещен транзит в РФ через Белоруссию овощей и фруктов. С 1 апреля Беларусь по требованию Россельхознадзора прекратила сертификацию плодово-овощной продукции, следующей транзитом из третьих стран в Россию. Но российская сторона не останавливалась: с 11 апреля был введен запрет на поставки продукции трех крупнейших белорусских мясных и молочных предприятий. Также Россельхознадзор анонсировал запрет на поставки белорусских шампиньонов, пекинской капусты и клубники — очень популярных реэкспортных товаров.

«Действия российских контрольных ведомств бьют одновременно как по легальному, белому бизнесу (производство продуктов питания в Беларуси очень развито), так и по бизнесу теневому, который с 2014 года во многом кормится с поставок в РФ санкционных продуктов в обход эмбарго. Про это в Москве всегда знали, просто относились по-разному, — сказала журналисту „Открытых медиа“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — В первом случае страдают рядовые белорусы, прежде всего, работники агропрома, который фатально убыточен. Во втором страдают теневые доходы „семьи“ президента, то есть приближенных бизнесменов, которые пользовались государственным прикрытием для организации реэкспорта для „превращения“ европейских продуктов в „белорусские“. Страдает „теневой бюджет“ Беларуси — специальные закрытые президентские фонды».

Ответные меры

Официальный Минск на «недружественное» поведение Москвы начал реагировать ударами по самому болезненному для России — экспорту углеводородов. 5 апреля в Белоруссии сообщили о намерении резко — сразу на 23% — повысить тариф на прокачку российской нефти по своей территории, через ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и ОАО «Полоцктранснефть Дружба». При этом официальный Минск с 1 февраля уже повысил для россиян на 7,6% тарифы на услуги по транспортировке нефти по магистральным трубопроводам.

Существует договоренность, по которой Белоруссия утверждает тарифы путем повышения действующих ставок на среднегодовой индекс потребительских цен в РФ, увеличенный не более чем на 3 процентных пункта. Это и произошло в феврале. Однако всего через несколько дней стало понятно: одним только новым тарифом Лукашенко не удовлетворится, ему нужен рычаг воздействия помощнее. Так и появилась потребность в «ремонте трубопроводов».

Удар для российских экспортеров нефти болезненный. Через территорию Белоруссии сегодня идет прокачка примерно 25−30% экспортных объемов российской нефти. В 2018 году через эту систему было прокачано 60,4 млн тонн нефти, из них 58,8 млн тонн — поставки из РФ. Часть этого объема уходит на белорусские НПЗ, но большая часть (около 50 млн тонн) все-таки идет далее, в Европу (по большей части Польшу и Германию).

50 млн тонн — это 366 568 915 баррелей нефти. Если посчитать текущую цену нефти в $71 за баррель — выходит $26 млрд: столько Россия недосчитается, если транзит нефти через Белоруссию будет перекрыт на год. А ведь есть еще и нефтепродукты куда более маржинальные — бензин и дизтопливо, также идущие на Запад по белорусским продуктопроводам.

Конечно, потеряв белорусский транзит, РФ не потеряет всех этих денег. В случае закрытия этих труб нефтяным компаниям придется транспортировать нефть в порты, перегружать на корабли, везти через Северное море до портов в Западной Европе и оттуда транспортировать до клиента. Но такая логистика чревата сотнями миллионов долларов убытков для нефтяных компаний. Если же придется вовсе остановить поставки из-за отсутствия логистических возможностей, то убытки пойдут на миллиарды для государства в виде потерянных нефтепошлин и для компаний в виде упущенной выгоды и штрафов.

Глава Белоруссии рассчитывает, что российские нефтяники и чиновники, лишившись доходов, станут лоббировать «мировое соглашение». Но если Кремль не примет белорусские «правила игры», то уже через год-два Белоруссия скорее всего потеряет весь транзит — и льготные поставки нефти вместе с ним. Прекращение транзита для России неприятно и может уменьшить доходы бюджета на 1−2%, но для Белоруссии полноценная «нефтяная война» скорее всего будет означать финансовый и экономический коллапс.

Происходящее сейчас похоже на события 2008 года, когда после очередного газового спора Лукашенко ввел пошлины ($45 за тонну) на транзит нефти по «Дружбе» и даже начал несанкционированный отбор нефти из трубы. В ответ РФ остановила нефтяной транзит на несколько дней. Ситуация разрешилась после личных переговоров президентов.

Позднее Россия построила нефтепровод БТС-ІІ (запущен в 2012 году). Тогда предполагалось, что после завершения проекта БТС-ІІ (Унеча-Адреаполь-Усть-Луга) экспортные поставки по участкам нефтепроводов «Дружба» Унеча-Полоцк и Унеча-Мозырь снизятся с 78,9 млн тонн в год до 41 млн тонн к 2010 году и до 27 млн тонн к 2015-му.

Но этого не случилось. Транзит в 2018 году оказался на 31 млн тонн больше расчетного на 2015 год. Причина — в России добыча нефти росла быстро, а «Дружба» оставалась самым дешевым вариантом ее перекачки. Кризис 2008 года забылся — до сегодняшнего дня.

Эхо «нефтяного маневра»

Причиной раздора, конечно, стало не только и не столько закрытие Россией своего рынка для белорусского реэкспорта продуктов. Остается неурегулированным вопрос компенсации Минску последствий российского налогового маневра в нефтяной отрасли. Сам Лукашенко ранее озвучивал такие цифры: налоговый маневр РФ принесет Белоруссии за 2019−2024 годы убытки в размере $10−11 млрд. Из них $300−400 млн страна потеряет уже в 2019-м.

Также истекает действие протокола о ценах на газ для Белоруссии. Новые цифры не согласованы, и Москва затягивает переговоры. Как заявил ранее посол Бабич, этот вопрос обсуждается в комплексе с другими касающимися интеграции процессами.

В переводе с дипломатического языка это означает, что Москва продолжает настаивать на углублении интеграции в обмен на экономическую поддержку. В противном случае для Минска газ по «союзной» цене в $129 за тысячу кубов может скоро закончиться.

Российский ответ

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков о заявлениях Лукашенко высказался в том тоне, которым обычно говорят о поведении обиженного подростка. Дескать, никакие санкции Россия не вводит. Есть вопросы, по которым нет окончательного понимания, но Россия привержена строительству Союзного государства. Существует огромный объем прямой и косвенной помощи, которую оказывает Россия «белорусским братьям». Также Песков добавил, что в силу дружеских отношений в России с пониманием относятся к «скажем так, эмоциональным репликам» президента Белоруссии.

Но если официальный Кремль устами Пескова ответил спокойно, то провластные телеграм-каналы вылили на белорусского президента целый ушат страшилок и оскорблений. Интересно, что при этом постоянно упоминалась Украина. По версии авторов каналов, у Петра Порошенко и окружения Лукашенко — давно налаженный общий бизнес по теневым поставкам украинских продуктов в РФ под видом белорусских. И Москва, ужесточая условия для ввоза продуктов из Белоруссии, на самом деле просто защищает себя от украинской контрабанды — но не хочет об этом говорить публично.

Сейчас для Лукашенко стратегическая задача — пройти через электоральный цикл конца 2019 — начала 2020 годов, то есть через президентские и парламентские выборы. У него пока есть экономические резервы, чтобы добиться победы даже в случае отсутствия поддержки со стороны России. Но совсем иной расклад мы увидим, если Кремль на этих выборах начнет играть против Лукашенко. Сам Александр Григорьевич это понимает, и потому сейчас идет на обострение отношений, рассчитывая добиться возобновления «углеводородной субсидии». А потом — громко «помириться» с Россией.

В конце концов, он уже не раз так делал.





Агрегатор

Проекты