Для чего в армию вернут политруков

Власть засомневалась в лояльности базового электората. Восстановление политуправления в армии происходит одновременно с усилением пропаганды на ТВ

Профилактика от крамолы

1 октября начнет работу созданное летом Главное Военное Политическое Управление Министерства обороны России. В начале этой недели в СМИ попала концепция деятельности нового ведомства и это вызвало активные обсуждения.

Их стоит начинать с 13-й статьи Конституции России, в которой сказано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность».

Каким образом новое управление во главе с генерал-полковником Андреем Картаполовым будет насаждать в головах военнослужащих провозглашаемое Конституцией политическое многообразие и многопартийность — не очень понятно, но из опубликованных документов следует, что главной целью воссозданный наследник советского Главного политического управления Советской армии (Главпура) видит прежде всего агитацию за действующую власть и разъяснение ее политики. Например, в концепции указывается, что сотрудники ГВПУ будут проводить разъяснительную работу с военнослужащими по неким «актуальным вопросам государственной внутренней и внешней политики» и «реализации избирательных прав». Трудно представить ситуацию, в которой военнослужащий, которому офицеры методично разъясняют про текущую ситуацию, сможет свободно реализовать свое избирательное право, голосуя не за тех, за кого надо. Похоже, контроль решено усилить.

Политруки генерала Картаполова будут организовывать «социологические исследования для оценки морально-политического и психологического состояния военнослужащих», контролировать работу и предоставлять субсидии СМИ Минобороны (телеканалу «Звезда» и газете «Красная звезда»), займутся «выпуском пропагандистских кинофильмов и видеоматериалов». Помимо этого, сотрудники ГВПУ будут заниматься борьбой с торговлей наркотиками среди военных и принимать меры по «предупреждению экстремизма». Для этого они изучат информацию о «религиозной обстановке» в воинских коллективах. С учетом особых отношений власти и РПЦ в современной России можно предположить, что атеистам или сторонникам так называемых «нетрадиционных конфессий» придется непросто, хотя едва ли им привольно живется в армии и сейчас.

Идеологические мотивы

Возвращение в структуру военного ведомства органа с названием, аналогичным тому, которое носила идеологическая структура Советской Армии, вызывает множество эмоций и вопросов. Во-первых, само сочетание в названии слов «военное» и «политическое» все-таки кажется странным в XXI веке. Получается, что армия в России все же занимается политикой, а теперь и не собирается это скрывать.

Ничего нового в этом нет. Легко убедиться, что все постсоветские годы, может быть за исключением нескольких лет, армия оставалась резервуаром гарантированных голосов за любую «партию власти» и любого президента. Но теперь, похоже, все это будет выведено из тени и легализовано.

Во-вторых, трагикомичным кажется почтительный поклон в адрес Главпура Советской Армии, который в 1991 году вообще никак не помог ни армии, ни СССР. Несмотря на заявления генерал-полковника Картаполова, что из старого опыта будет взято только самое лучшее, не очень понятно, что хорошего можно взять из опыта идеологической работы в Советской Армии с учетом того, чем закончилась ее история и история идеологии, которую продвигал Главпур.

В-третьих, в очередной раз приходится задаваться вопросом: какую все-таки идеологию будет блюсти новый Главпур? Про советский извод марксизма-ленинизма можно сказать много плохого, но были у него и практические достоинства. Как минимум, это была целостная и внутренне непротиворечивая система взглядов, она давала ответы на все вопросы, которые могут прийти в голову солдату. Почему наша страна не такая как ее враги, ради чего вся борьба и страдания, существует ли бог, почему мы так чтим имя Ленина, как надо понимать историю — все это в рамках советской идеологии было отработано и имело четкие ответы.

Идеология путинской России по сути сводится к культу власти и лично Владимира Путина и тривиальному шовинизму. Согласно ей, любой носитель высшей власти в прошлом и настоящем — непогрешим и велик, а наша страна самая лучшая потому что она наша, а все другие плохи уже тем, что не наши и смеют не признавать величия нашего лидера и нашу версию своей истории. Понятно, что именно это и будут проповедовать новые политруки, но все-таки примитивность этой идеологии заставляет задуматься, а так ли нужен целый аппарат по ее насаждению? Достаточно просто регулярно сажать солдат перед телевизором во время пропагандистских программ федерального ТВ и нужный эффект будет достигнут.

Но в России никогда нельзя отбрасывать такой важный фактор, как личный финансовый интерес. Главпур будет огромной бюрократической организацией, которая будет производить нематериальный продукт, не имеющий рыночной ценности. Получая деньги из бюджета тысячи и даже десятки тысяч людей по стране будут писать и произносить лозунги, составлять планы, отчеты, методички и сметы. И самому генерал-полковнику Картаполову и всем его сотрудникам это положение дел должно очень нравиться: это все-таки не по горам за террористами бегать и не в Сирии воевать.

Ядерный электорат

Возобновление полемики вокруг воссоздаваемого по личной инициативе Сергея Шойгу Главпура совпало по времени с премьерой на телеэкранах передачи «Москва. Кремль. Путин», посвященной безудержному воспеванию президента России. Представляется, что это явления одного порядка. Российская армия и сейчас отнюдь не заповедник свободомыслия и не рассадник либеральной идеологии — но именно там, в цитадели лояльности решено усилить пропагандистскую работу.

Зрители пропагандистских шоу на канале «Россия» — это уже давно твердокаменный электорат Путина, ведь все остальные едва ли видят смысл смотреть эти утомительные проповеди. Но именно для самых преданных и истовых адептов запускается новое агитационное шоу. Получается, что власть не столько озадачена идеологической борьбой с оппонентами, сколько сохранением и укреплением своего влияния на ядерный электорат, в основе которого — пенсионеры-телезрители, военнослужащие и прочие силовики.

Кроме того, армия — это специфическая институция, через нее постоянно проходят все новые и новые группы граждан, призванных на срочную службу. Возможно, целью усиления работы с военнослужащими является максимальное сохранение контроля над ними и после окончания службы. Но, исходя из всего сказанного выше, довольно наивно надеяться, что это будет иметь хоть какой-то эффект, хотя бы исходя из опыта СССР и Советской Армии.

Тем не менее, можно уверенно констатировать: режим Путина испытывает беспокойство даже по поводу лояльного электората и вынужден принимать меры, чтобы усилить идеологическое воздействие на него.





Агрегатор

Проекты