От Толстого до Басты — один клик

«Большую книгу» дали Ленину: итоги литературной премии

15.12.2017 18:47

Сначала о хорошем.

Церемония была веселой. Нелепой и заставляющей чувствовать ту неловкость, которая бывает свойственна зрителям периферийного областного театра. Люди кривляются, а стыдно мне. Но это искупалось результатами, фуршетом и приятным общением.

Сцена была оформлена в стиле ранних советских плакатов авторства Родченко, у сцены стоял духовой оркестр, одетый в тельняшки.

Ведущая объявила: «Оркестр революционных матросов Балтфлота»! И тут все вспомнили, что сейчас 2017 год, а значит, сто лет от революции, а значит, победит понятно, кто.

Время от времени на сцену выскакивал человек, переодетый Лениным и что-то, картавя, кричал. Кепка на человеке была кожаная — чудовищное дурновкусие, которого Ленин бы себе никогда не позволил. Зрители в зале во время выступления этого коверного откровенно игнорировали происходящее на сцене, переговаривались между собой в полный голос, некоторые прохаживались по залу.

Между тем «Ленин» пошутил: «Спасибо, что вытащили меня из мавзолея, лёжа очень трудно читать».

После этой шутки ведущие сказали, что нужно почтить память русских литераторов, умерших в уходящем году. Все встали, на сцену вышел трубач и под минусовку заиграл композицию Эдуарда Артемьева из фильма «Свой среди чужих», а на экране появилось слайд-шоу.

Кадров в слайд-шоу было мало, и зрители смотрели, как на сцену раз за разом выходят Даниил Гранин и Владимир Маканин, а Евгений Евтушенко читает свои стихи.

Приз читательских симпатий неожиданностью не был, потому что итоги читательского голосования публикуются за неделю до премии.

3-е место — Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

2-е место — Лев Данилкин, «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»

1-е место — Сергей Шаргунов, «Катаев. В погоне за вечной весной»

* * *

Все книги, которые вышли в финал, достойны премии в высшей степени, в этом году список финалистов вообще был бескомпромиссным. Нельзя было выделить одного фаворита именно потому, что все были первыми среди равных.

Лев Данилкин, получая первую премию, сказал: «Не так я чувствовал себя полгода назад, когда узнал, что я — в списке финалистов. Тогда я чувствовал уныние и страх. Это как если бы Россия при жеребьевке футбольного чемпионата попала в группу с Бразилией, Аргентиной и Испанией. Группа смерти, понимаете? Вот этот список финалистов — это группа смерти для писателя».

В финал попали десять авторов. Тут был историософский роман Михаила Гиголашвили о последних неделях жизни Ивана Грозного «Тайный год», был роман о схватке летчиков-асов в небе Великой отечественной войны «Соколиный рубеж» Сергея Самсонова, роман о гражданской войне «Номах» Игоря Малышева, роман о быте и повседневности «Петровы в гриппе и вокруг него» Алексея Сальникова. Да много чего было. И, повторю, любой автор мог стать победителем.

Почему так проголосовали читатели? Потому что читатели любят обращаться к чему-то знакомому. Ленин и Катаев читателям знакомы, вне всякого сомнения. А вот «Город Брежнев» — это роман о советской провинции 80-х годов. То есть, о том, что тоже, в той или иной степени, известно каждому. Читатели проголосовали наиболее очевидным образом, выбрав «большие» по объему, надежные и понятные книги.

Но как проголосовали члены Литературной академии, которые определяют победителей?

Финалистов объявляли одного за другим, те выходили на сцену, рассаживались по красным стульям. Стульев оказалось девять. А финалистов-то десять! И тут организаторы пошутили снова. На этот раз удачно — на сцену вынесли картонного Виктора Пелевина, чья книга тоже была в финале (Пелевин, как известно, ни на какие мероприятия не ходит). При этом картонный Пелевин есть универсальный символ жизни — человек, обнажающий картонную суть действительности, выполненный из картона.

Так вот, к голосованию академиков. Как они проголосовали? Точно так же как читатели. Только поменяли местами Шаргунова и Данилкина, поставив последнего на первое место.

Это странно, именно потому что это очевидно. И это грустно.

Читатели любят то, что знают, но академики-то нагружены еще и некоторой просветительской функцией. С читателя какой спрос? Читатель, безусловно, умен, иначе не выбрал бы этих книг. Но читатель и ведóм (до известной степени). Что лежит в книжных магазинах на так называемой «премиальной выкладке», то он читает; о чем рецензии лучше, то он и купит. Но литературная общественность имеет неограниченный доступ к этой самой литературе, а потом может раскрывать для читателей новые горизонты — по крайней мере, выявлять посредством премий те книги, до которых читатель еще не добрался.

И, очевидно, что это книги — «Тайный год», «Петровы в гриппе и вокруг него», «Номах», «Соколиный рубеж».

«Город Брежнев» и «Ленина» люди и так прочитают. А что дальше? Дальше — следующий литературный сезон. Хотелось бы, чтобы он обошелся без подобных совпадений.

Принимая премию из рук председателя книжного союза Степашина, Лев Данилкин сказал: «Я надеюсь, читатели полюбили моего Ленина, а не ту карикатуру, которая здесь скакала на сцене».

Время читателю открыть новые объекты для любви.

25.04.2018
Расследования

Квартиры из расследования Навального резко подешевели

Фонд однокурсника Дмитрия Медведева не может найти покупателей на недвижимость в Санкт-Петербурге. Риэлторы считают, что...

20.04.2018

Как считает Юрий Гладильщиков, актер Данила Козловский, дебютировав в кинорежиссуре, снял едва ли не лучший...

16.04.2018

Юрий Гладильщиков о фильме недели: Иранская «Свинья» стала бы у нас прокатным хитом, будь фильм...

Агрегатор

Проекты